Еще не вечер. 1998г. Часть 5

ВАЛЕНТИНЕ   ЖМАКИНОЙ

 

Мой волос сед и ход не тот,

Но ясно помнится косы полёт,

На ножках тапочки и грудь вперёд,

Бежит, как молния, не бег, а взлёт.

Девчата тужатся, хотят догнати,

Их не такими родила мать.

Проходят годы – времён отлёт,

Моя подруга вперёд идёт,

Хоть ноги ломит – в устах смешок,

В руках две сумки или мешок.

Её девиз – не унывать,

Друзей, подруг не забывать,

А там, где туго и жить не вмочь,

Она готова всегда помочь.

Труд и смекалка её коньки.

«Прожить бы только сто лет, сынки.

Мы одолеем всю лихомать,

Недаром крепкою родила мать.

Вы не робейте, мои друзья,

Нос опускать никак нельзя,

За жизнь сражаться, иметь успех,

И выше голову, и громе смех!

А если грусть надавит грудь

Сто грамм примите себе вовнутрь

И веселитесь в кругу друзей,

А мало «сто» — ещё налей».

 

Немало прелестей имеет друг:

Собрать компанию друзей, подруг,

Растормошить, где грусть живёт,

И словом будит, шагать зовёт.

 

Какой родилася, такая есть

И в этом слава твоя и честь,

А всё же, как не мчат года,

Твои косички помнятся всегда.

 

25 октября.

 

 

 

А  ТЫ  СЧАСТЛИВ?

 

Если кому-то захочется меня удивить –

Пусть мне покажет счастливого человека,

Этим он, думаю, чудо сотворит,

Какого не было от адамова века.

 

Счастье такое редкое состояние,

Что уплывает, как песок из рук,

Оно живёт моменты и на короткие расстояния,

А основная жизнь состоит из неприятностей и мук.

 

И живёт человек, хлебая не кисель, а пойло,

И никто ему в горе не может помочь,

Словно, коня загонят в стойло,

Корма нет, а пахать – пока не наступит ночь.

 

Эта грустная в мире история

Покрывает простор с океан,

А мне снится, что бреш пробил в горе я,

И не стало беды у мир.

3 ноября.

 

 

   ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ  ИТОГИ

 

Мне подводить итоги рановато,

Но половину жизни пройдено,

Своим в глаза смотрю я виновато,

Что большего не дано.

 

Хочу обнять весь мир – да  руки коротки,

Увидеть всё хочу – а вижу близ руки,

Согреть хочу родных – да тело холодеет.

И слышу от других: «Да, что он там умеет?»

 

Так и живу: полю свой огород,

Мне люб и дорог мой народ,

Который, как и я, ничем не машет,

А трудится и поле пашет.

19 ноября.

 

 

 

 

КИРЮХИНОЙ ЛАРИСЕ ЕФИМОВНЕ

 

Обычно я записываю стих,

Который мне диктует кто-то сверху,

Так в этот миг я весь притих

И быстренько на лист пером коверкаю

На этот раз дождаться не могу,

Когда же  Тот свои дела оставит

И продиктует речь мою,

Чтоб друга по работе мне поздравить.

И не дождался,  взялся за перо,

Бумаги лист разгладил пред собою,

Другой рукой подпёр чело

И стал писать: « Тобою,

Мой давний и недавний друг,

Доволен я, работаешь прилежно,

Значительный вопросов круг

Решаешь на работе. Нежно

Относишься к работникам своим,

Настойчива и скурпулёзна в деле,

Хоть тоном возмущаешься моим –

И в этом ты права на самом деле,

Ты терпелива, такт не занимать,

Трудяга, что ни есть,  большая

И многим, кажется, пора понять:

Себя ты держишь в строгости, лишая

Возможности свободнее вздохнуть

И,  воздухом наполнив грудь,...

На тяжкий в жизни день махнуть,

Забыться и представиться счастливой,

Добро, что рядом с мужем милым,

Конечно, легче горе пережить…

 

Да, что я всё о трудностях, труде?

Поверь, что самым искренним желаньем

Во мне желанье глыбу счастья отвалить тебе.

И что же я ещё хотел? Да, вот –

Развеять тучи над тобой, чтоб небосвод

Всегда сиял мильоном звёзд,

А молнии и грозы – только для озона,

Ещё хотел бы клумбы роз

 

И васильков цветенье вдоль газона,

И чтобы много лет в красивой тишине

Ты помнилась не только мне.

20 ноября.     

.

 

УБОРКА   ЛИСТЬЕВ

 

Добыча золота сложна и кропотлива,

Из сотен тонн пород – добычи килограмм,

И то в полночь телеграфист сонливый

Шлёт в Центр с отчетом массу телеграмм.

 

Мы «золото» гребём граблями и лопатой,

Скирдуем в  круглый брошенный фонтан.

Не балует начальство нас зарплатой,

Давно пустой в моих штанах карман,

А надо бы, чтоб в нём лежал наган.

Ноябрь.

 

 

  ПЕЙЗАЖ

 

Пейзаж индустриальный:

Асфальт, стекло, бетон.

Не богом и природой –

Народом создан он.

 

Над лесом возвышаются

Ажурные опоры,

Питая электричеством

Различные моторы.

 

Когда светило на небе

За горизонтом скроется,

Всё то же электричество

Светилом вдруг становится.

 

А трубы, трубы разные

По высоте и цвету

Коптят природу праздную

Всю зиму и всё лето.

 

Пейзаж индустриальный

Насыщен газом, пылью,

А поезд магистральный

Летит вперёд…за былью.

22 ноября.

 

 

 

Я  ПОЛЕМ  ШЁЛ

 

Я полем шёл

Я шест нашёл,

Я в лес зашёл,

Там  гриб нашёл.

В лукошко гриб я положил,

Решил, что снова я зажил.

Поляна, я костёр сложил,

Зажёг, грибочек положил,

Зажарил, съел, окреп, ожил.

Шест в руку, снова я пошёл,

Зашёл я в лес, на дуб залез –

Кругом всё лес!

А я всё лез,

До облаков почти достиг,

Схватил за край, повис.

 

Взглянул я вниз

И понял всё:

Чем дальше в лес

И выше лез,

Внизу мой лес

Вдали небес

Казался кучерем травы,

Зелёной, буйной муравы,

А в мураве сидел сверчок,

Молекула, как ноготок.

Воды глоток,

Простой сверчок,

А тоже жизнь,

И жизни ток, но не глоток,

А весь поток!

Стремленье жить!

И жить века!

И тыщи лет!

И миллион!

Но не один, а легион!

 

А мы скулим, молчим – налим!

В муляке тело, в небо – глаз.

Молчок… Не слышно нас…

Молчим.

Глядим.

Сопим,

Хотим.

Всего хотим: и пить хотим,

И есть хотим,

Хотим любить,

Любимым быть.

22 ноября.

 

 

 

  ТАКАЯ  РАБОТА

 

Идёшь по длинным коридорам,

Навстречу люди и кивки:

То финансисты, то статисты,

Последние плановики.

В процессе дел здесь каждый нужен.

Работы хоть не добавляй,

По уши каждый день загружен,

Зарплаты нет,  но ты «давай».

Давай крутись, быстрее бегай,

команды срочно выполняй,

А рот откроешь о зарплате,

Так вмиг: «заткнись, не возникай».

Ходить – ходи на благо дяди,

Ещё, смотри, не опоздай,

Но не зарплату, а талончик

Раз в месяц в руки получай.

 

По длинным, шумным коридорам

Снуют и бегают спецы,

Без герболайфа похудели,

Как марафонные гонцы.

Здесь разговор не утихает:

— Привет, что слышно о деньгах?

— Всё слышно, сумма прибывает,

Везут, но только на волах.

— за что ж ты ходишь на работу?

— Да, чтоб о деньгах помечтать

И за великую «подяку»

Воспеть всем Бога-Душу-Мать.

27 ноября.

 

 

 

 

 

          ПЕРЕСТРОЙКА

 

В обычной повседневной суете

Друг другу мимоходом помогаем,

Но иногда по простоте

Не те советы посылаем.

 

Один коллега сообщил о боли головной,

Другой — о боли в пояснице.

Друг мой по интуиции шальной

Такой совет отвалит, что больной

В тот час и талии, и головы лишится.

 

Но есть похлеще смельчаки,

Которым, что там «поясница»!

Они готовы общество лечить

Такими пассами, что нам и не приснится.

 

Была держава – сила, мощь!

Но с возрастом немного захромала,

Взялись  «товарищи» помочь,

Чтоб вылечить – страны не стало.

 

Врач Михаил с дипломом агронома,

Ещё политика и эконома,

Помеченый  стокляксой на челе,

Рождён  козачкой, вырос на селе,

Надумал в  темпе всё устроить:

Ускорить рост, что было – перестроить.

Навешал нам лапши на уши,

Нам сразу не дошло, что рушит,

Что строили полсотню лет,

А двадцать — контру и Адольфа разбивали,

В итоге ничего уж нет!

Как жаль, что Родину мы потеряли.

Ещё похлеще Михаила царь Борис,

Уж этот проявил свой норов –

На «рассиянах» он повис,

Как пьяный, одряхлевший боров.

 

 

Иное мнение, чем он, имел Совет

И эта обстановка влезла Борьке в ушко,

Так он переубеждать не стал, о нет!

Он стал палить Верховному Совету пушкой.

Собрал вокруг себя триумвират:

Он сам, бандиты с Малой Руси, Белой,

Что ни подлее, тот его и брат,

Прикончили Союз рукой умелой.

 

На Украину, на одну,

Как на кровавую корриду,

Чтоб утопить, послать ко дну,

Явилась пара Леонидов.

Они не немцы, не чиченцы,

А хуже, партоизвращенцы.

На жаль и мы того не знали,

Что в пасть к предателям попали.

На выборах клялись, что любят

Народ Украины родной,

Что никогда не позабудут

Души народной не одной.

Но эти клятвы прозвучали

И улетели в мир иной,

А Леонид ни первый, ни второй

Уж больше нас не замечали.

 

Сейчас у нас пусты столы, коморы,

Но отмечаем 33-й год голодомора.

30 ноября.

 

 

 

 

             И Н Н Е

 

Как незаметно пролетели годы

И многому следы метели замели,

Но не забудутся дожди и непогоды,

Когда на встречу, на свидание мы шли.

 

Потом дела, заботы приковали,

На первом плане шахта и семья,

Но не забуду, как кукушка куковала,

А ты с улыбкою смотрела на меня.

 

В осенний день с деревьев листья пали

И некогда подумть о себе,

А помню, как глаза мои не спали

И мысли уносилися к тебе.

 

Уже морозно, скоро ляжет снег

И что-то надо делать мне со сливой.

Я оживаю, когда твой слышу смех –

Побудь подольше ты, чем я, счастливой.

6.12.98 г.

 

 

Продолжение следует ...

Понравилась статья? Расскажи о ней знакомым


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *