Еще не вечер. 1998г. Часть 9

ИСТОРИЯ  И  МИФЫ

Так нам ещё прилично повезло!

История нам много сохранила

Событий, дат, других моментов,

От дел кровавых и до сантиментов.

И как же здорово листать пласты страниц,

Читать и становиться очевидцем

И жителем провинций и  столиц,

Ни глазом не моргнув, не повернув мизинцем.

 

…К закату клонится двадцатый век,

А я стою и рядом человек

Могучий, с бородой – лопатой.

Царь перский, Дарий горбоносый,

С огромным торсом, как горбатый.

На колесницах, с конницей, пращами

Громил противника две с половиной

Тысяч лет назад и днями, и ночами…

 

Спустя пол тысячи годов,

Когда пошел отсчёт текущей эры,

Рождалася религия отцов

Среди религий с богом, но на разные манеры.

 

На плоскогорьях изнурённых палестин

И в потасовках с фарисеями своими,

В сраженьях с Римом, с Иродом своим,

В пустынях, вдоль оазисов долин

Шел молодой Иисус с собратьями худыми.

 

Писание о многом умолчало:

Как развивался и учился где

Иисус, чтоб христианству дать начало,

Которое впоследствии расширилось везде.

 

И как ни противоречь виденьям,

И как не убеждай, что бога нет,

Согласен я с наукой заведений,

Но верующие множатся на протяженье лет.

 

В чём дело? Это как  понять,

Как на пустом создался образ бога?

Наверное, поверить легче, чем познать:

 

Науку ж нужно грызть от буквы «а»

И всё узнать от самого порога.

 

Но, тем не менее, религия живёт,

Хоть пастыри её не раз страдали

И многие утратили  живот –

На что идут, все ясно знали.

 

Ну, а теперь давай мы разберёмся

Насколько справедливы боговы сюжеты.

Я буду эпизоды оглашать,

Ты попытайся дать ответы.

 

В начале Бог создал Адама

И чтобы он сумел народ плодит

Бог понял: здесь понадобится дама,

Чтоб мужа тешить и детей родить.

 

Могучий ветер, ты беду не сей,

Не накликай невзгоды и тревоги…

 

Родила Ева пару сыновей,

Потешные мальчишки и исколотые ноги.

 

Но как-то незаметно подросли

И обрели себе работу, как наказывал отец:

Постарше – Каин зёрна сеял, чтоб росли,

А младший – Авель пас и размножал овец…

 

И вот однажды Бог смотрел на Землю с неба,

А сверху видно всё, как говорят,

Он захотел покушать, но не хлеба,

А мяса с тех овец или печёнки молодых ягнят.

 

И этим сильно Каина обидел,

Тот рассердился и про всё забыл,

Вблизи братишку младшего увидел

И в сильной ярости убил.

 

— Постой, а как же Бог мог допустить такое?

— Мой милый, не забудь про свой порог,

Бог мясо съел и отдыхал в покое.

 

— А как сложилася дальнейшая судьба

Братоубийцы Каина?

— В страданьях. Всего боялся, а утехою

Была мольба, чтоб пожалели.

Так гласит преданье.

 

Но всё ж  нашлася милосердная душа,

Простая девушка, но имя не известно.

Еноха сына родила, жалела мужа,

Да, и жила порядочно и честно.

А Каин всё трудился в поле

И, говорят, построил город,

Назвали город именем Еноха –

Так Каин завещал, его такая воля.

 

Да, с Каином история ясна.

Не ясно, где взялась дивчина в жены,

Ведь на Земле была семья одна:

Адам и Ева. Вдруг молодожены…

 

Да, здесь, наверное,  прокол.

Тут верь, не верь, а что-то здесь не тое,

Преданье переписывал «осёл»,

Испортил всё писание святое.

21 марта.

 

 

КАЗАЛОСЬ, НЕТ У НАШИХ ШАНСОВ

 

Победу над «Реалом» раздобыть,

Но два гола в мишень испанцев

«Динамо» мастерски смогло забить.

 

Слеза текла из черных глаз –

Печальный для испанцев сказ.

18 марта.

 

В НАЗИДАНИЕ НАРОДАМ МИРА

«ДЕЯНИЯ АПОСТОЛОВ» ГЛАСЯТ

ИСТОРИЮ АНАНИЯ С САПФИРОЙ

 

Община христианская жила

Прообразом, как будто, коммунизма.

Был общий стол, основой там была

Идеология, не схожая с марксизмом.

 

Вступающий в общину был обязан

Продать имущество своё,

Расстаться напрочь, с чем был связан,

Сдать деньги и отречься – «не моё».

 

Молились,  изучали наставленья,

Стихи божественных молитв,

И это ритуальное творенье

Предчувствовало: что и где болит.

 

Чету богатого Анания с Сапфирой

Учение апостолов влекло.

Решили всё продать и с миром

Уйти в общину, бросив ремесло.

 

Когда стада продали с молотка

И со двора ушла прислуга,

И  ни одной коровы, кружки молока –

Переглянулись друг на друга.

 

«Что будет впереди, что завтра ждёт?»

Сомненья сердце жмут в груди,

Тоска, подтянутый живот…

Как быть?

 

«Сапфира, подожди.

На чёрный день оставим часть,

Ведь мы несём огромный клад,

А малость выручит, не даст пропасть,

Когда пойдёт в судьбе разлад».

 

Так и решили: взят горшок,

Вложили золотых монет,

И, не досыпав на чуток,

Упрятали – часть денег нет.

 

И на скрипучей «кучмовозке»

Чета уже не молода,

Как, словно, клячи на повозке,

Везут подсумки серебра.

 

Пришли, кладовщику всё сдали,

Освободились от всего,

Что жизнь трудами наживали…

Пустые руки – н и ч е г о.

 

На третий день приходит вызов,

Пришёл Ананий: «Вот вам крест,

Я отдал всё и не оставил

Ни шекля, чтобы хлеба съесть».

 

«Ты лжешь, ты утаил свой клад,

Хоть грош, но в этом твой порок,

За это смерть и топай в ад.

Забудь о нас и наш порог».

 

И вмиг дыханье захватило,

Глаза застлало пеленой,

Всё опрокинулось, что было,

Косматый Сатана унёс с собой.

 

А тело за оградой закопали

И кол осиновый забит.

Прожил в трудах, все люди знали,

Забрали деньги, а теперь зарыт.

 

Приходит тихая Сапфира,

Платком покрытое чело,

Отходит от условий мира,

А сердце тянет на село.

 

И вдруг нежданно: «Стой,  отродье!

Решила Бога обмануть?

Ананий в яме и твоё лохмотье

Положено туда ж столкнуть».

 

Она не молвила ни слова,

Глаза расширив, рот раскрыв,

Шагнула раз, шагнула снова,

Упала, оземь, грудь разбив.

 

Сапфиры нет, её не стало.

Суровый взгляд Петра и жест рукой –

Работа служникам настала

Зарыть могилу за рекой.

 

«Неужто так с народом поступали?

Они всю жизнь трудились и пришли…

А тут есть служба, ямы накопали,

Как в наши дни:  убили и ушли.

 

И снова Бог смотрел куда?

Ведь не  враги к нему пришли, а люди

С грехами и заслугами, пришли сюда,

Где деньги нам, а вам лишь болт на блюде.

25 марта.

 

 

 

    ФРАНЦУЗЫ

 

Как ни старались все французы,

Как ни мотались по полям

И, несмотря, что были с тузом,

Сыграли с нами по нулям.

 

Перед игрой клялись в беседе,

Что впишут три очка при мне.

Не получилася победа

И забарахтались в дерьме.

 

Гордыня чемпионов мира

Поникла вовсе не спроста,

Как у Вороны кусок сыра,

Победа выпала со рта.

27 марта.

 

  НЫТИК

— На днях я должен умереть

Или калекой стать.

Кто будет за меня всё греть

И огород копать?

 

Кто будет за меня терпеть

Все жизни неудобства,

Молчать, затылок свой тереть,

Сочувствовать потомству?

 

— Да, не скули, мой давний друг,

Никто и не заметит,

И ты уйдёшь от нас не вдруг –

Туда давно ты метишь.

30 марта.

 

 

 

КУКАРАЧА

 

Вошли решительно и быстро,

Достали ложки, порошок,

«Бах» рассыпали, как с канистры:

Где еле-еле, на вершок.

 

Как только белый круг замкнулся

И инструмент в мешке опять,

«Большой» усатый поперхнулся

И стал по стенке вверх бежать.

 

Но час пробил, в глазах померкло,

Мой милый таракан упал,

Ударился о белый порошок и мелкий,

И, как герой, ни слова не сказал.

31 марта.

 

 

 

СТАРОСТЬ – НЕ РАДОСТЬ

 

Гнедая понурила голову,

Притуплен локаторный слух,

А конюх – старик помнит: с молоду

Могла своей челкой тряхнуть.

 

И ей очень смутно, но помнится,

Как конь Вороной громко ржал…

Теперь он во сне снова гонится,

Ох, как он её обожал.

 

Она жеребят народила,

Вложила им всю красоту,

Себя и его повторила…

Теперь, как галоп в пустоту.

 

Зашел старый егерь к ней в стойло
И голову крепко обнял,

Погладил, почистил, дал пойло,

Заплакал и лоб целовал.

1      апреля.

 

 

ПРЕДАТЕЛЬСМТВО или ПЕРЕОРИЕНТАЦИЯ

 

Ко мне, как до Жирафа медленно доходит,

Спустя десяток лет, я сделал вывод:

Власть находит

Для своих офисов партийный комитет.

 

И вдоль, и поперёк от низа до верха

Сидят «товарищи» под крышей паханов,

Стараются, как белки, всё перековеркав,

Как будто не было коммунистических основ.

 

Чтоб как-то скрыться от позора,

Убрать из глаз свои следы,

Они сегодня заседатели, бойцы надзора,

Мечтающие в руки взять бразды.

 

В числе предавших первые, вторые

Обкомов и горкомов вожаки,

Секретари парткомов и райкомов

И даже цэковские мерзкие жуки.

 

Возглавив антиленинские группы,

Толкуют, что прозрели, наконец,

И  от рожденья крещены от головы  до пупа,

Сейчас желают с властью топать под венец.

 

В числе предавших  95 процентов,

Их многократное сегодня большинство,

И все они без сантиментов

Целуют капиталово крыльцо.

2      апреля.

 

 

 

   ОБМАНУТЫЙ НАРОД

 

Обманутый народ, товарищ Украина,

Пришлось обоим вам познать обман:

Клялись народу верою служить два гражданина,

Давай, пошире раскрывай карман.

 

Скрывали долго оба что творят

Крутились, как ужи на сковородке:

«Хотим народу дать свободу» — говорят,

А сами меряют петлю народу к подбородку.

 

Такого не было нигде,

Чтоб государство стало на колени

Без интервенции извне

И не из-за народной лени.

 

Что им народ, никто ему не рад

Им ближе их братан за океаном,

Ну, и конечно бригадир Олбрайт,

И Камдессю с большим карманом.

 

Им Блин» дороже наших мозолей,

Им быстро подавай рулетку,

Мечтают лечь навеки в мавзолей,

Стихийный рынок «да»,

Не надо пятилетки.

3      апреля.

 

 

Продолжение следует ......

Понравилась статья? Расскажи о ней знакомым


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *