Горбачев В.Т. Автобиография. Часть 17

Довоенное фото: Федоря Ивановна Колесникова и Мария Ивановна Падий – сёстры отца; впереди отец Трофим Иванович и мать Матрёна Митрофановна.
Довоенное фото: Федоря Ивановна Колесникова и Мария Ивановна Падий – сёстры отца; впереди отец Трофим Иванович и мать Матрёна Митрофановна.

     

Когда на Ватутино  не было трамвайной линии, на работу ездили небольшими автобусами на 16-18 мест, но набивалось в них до 30 человек. Каждое утро мы ходили к автобусной остановке с Виктором Агеевым. Однажды ночью выпал снег от этого было светлее, при морозной погоде снег под ногами хрустел так громко, что думалось, разбужу спящих соседей по улице Краснофлотской.

            На остановке спиной ко мне стоял Виктор. Не подождал меня у дома, как обычно и сейчас стоит, не оглядывается. Я никогда не подшучивал над приятелями, а тогда чёрт меня дёрнул. Подошёл, схватил его сзади и стал, якобы, валить слева направо, справа налево. Никакой реакции. Когда мне надоело дурачиться, расслабил руки, Витька опустился на снег. Посмотрел ему в лицо, а то не Витька, незнакомый мужчина. Мои извинения не утешали незнакомца, он от страха онемел и всё время посматривал  на меня.

      Возле завода, сойдя с автобуса, я потерял свою жертву и больше его не встречал. С тех пор я ничего подобного не совершал.

            Мой бывший начальник Чурилов Ю.С. как-то пооткровенничал: «Ты — что надо: надёжный работник, тебе всё можно доверить и поручить. Только ты какой-то нелюдимый». Я это знаю, но ничего менять не собираюсь. У меня со многими не совпадают интересы, а общение на основе пива и водки не привлекает. Если пью, то только по неизбежности. Курил с самого детства 55 лет, в 2003 году после именин племянницы Вали бросил, а после смерти Инны в сентябре 2006 года снова закурил и прекратил в июне 2009 года, протестуя против очередного повышения цены на табачные изделия. Не желаю больше тысячи гривен платить капиталистам в год за отраву. Курение для меня было единственным развратом в жизни.  Но и оно никогда не было поводом поболтать с кем-то, я во время работы курил, когда был рабочим, а когда работал в горкоме партии, на шахте и в производственном объединении – только до и после работы да ещё во время субботников и воскресников.

            Я никогда ни у кого ничего не просил для себя, как-то обходился или терпел. Поэтому без сомнения берусь за любое дело. Получается всегда. Этим моим свойством многие пользовались. Однажды в душе я вскрикнул: как надоело служить,  то одному, то другому надо что-то сделать за этими просьбами некогда жить, но ничего не могу поделать. Я раньше был рад, что могу помочь, что как находка для других, а время проходит и уже невмочь успевать на своих двоих. Но никто не хочет понять, что у меня своих забот тьма, своими просьбами каждый норовит отнять частицу времени у меня. Так и некогда будет умереть, каждый момент мой учтён. Долго жить не надо уметь, если для других ты жить обречён.

             Ну а что мои девчата? Когда мать водила меня за руку, знакомые её спрашивали: «Это ваш внучёк?» «Сынок»- отвечала мать. Я силился понять, что в этом произошло не так, как надо?  Потом, позже  догадался, что я поздний ребёнок, но  в подсознании зародилось чувство неполноценности. Мог ли я со своими сомнениями проявлять чувства к девчатам? Нет, те кто мне нравился    с детства так и не узнали о моих чувствах, мечтах, иллюзиях.  Со временем всё это заштриховалось в глубине памяти, но где-то в редких  воспоминаниях иногда видятся розовые  щёчки, косички, лукавые взгляды, белые фартушки. Я всегда удерживал дистанцию и не нарушал её.  Даже сейчас при неожиданных встречах сквозь запорошенную временем память просматривается давно ушедшая юность и незапятнаность отношений.

     Встреча с Инной произошла уже в иной обстановке. К этому времени во мне многое изменилось, неполноценность нейтрализовалась, я утвердился в обществе, в работе, чувствовал и знал, что многим нужен и полезен. Наша  встреча и интерес были взаимными, поэтому встречи длились полгода, а совместную жизнь длинной в сорок два года разлучила внезапная смерть Инны.

            Однажды после выборов в Верховную Раду в 1988 году, отмечая успех городской парторганизации на выборах, несколько расслабленная рюмочкой Батищева выдала мне, что некоторые девчата из горкома комсомола и горкома партии вздыхали по мне, но моя аура неприкосновенности не подавала им никаких надежд… Я этого не заметил. Но как страшна ревность.

             Работая горным нормировщиком на шахте имени Карла Маркса любил осматривать в шахте отбитую породу в поисках отпечатков растительности. В штреках участков 42 и 56 на горизонте 875 метров находились отличные отпечатки папоротников, других неизвестных растений, чудесно сохранившие тончайшие прожилки, узелки на больших, словно, кожаных листьях. Замеряя расстояние между узелками, обнаружил идеальную геометрию  их расположения.  Когда-то эти растения жили на 875 м. выше. Какие силы опрокинули поверхность? Что происходило?

            Однажды обнаружил большую плиту с окаменевшими ракушками со следами перламутра. Их форма нисколько не отличается от теперешних. Отбил несколько, раздал, но одна из них хранится у меня в ящике стола. Подарю внукам для передачи другим поколениям.

            Эта находка породила ассоциации произошедших этапов преобразования жизни на Земле. Моллюски свидетельствуют, что на месте Карло-Марксово  были заболоченные просторы с буйной древесной и кустарниковой растительностью. Представил себе, что я иду тенистою аллеей, листья  клёна и берёзы шелестят. Словно крылья, опустились ветви елей, все о чём-то тихо говорят. Может, вспоминают час далёкий, когда было всё иначе на земле: возвышался папоротник высокий, полыхало озеро в огне, динозавры на земле живали, чтоб насытить свой гигантский вес, кроны клёнов и берёз жевали, скашивая подраставший лес. На полянах затевали игры потрясающих размеров существа, жадно саблезубые там тигры пили влагу из густого вещества. Мамонт вырвал с корнем мощный ствол, забавляется кедровыми плодами. Всем была природа дом и стол, длилось так бессчетными годами. Но пришёл конец земному раю – поселился здесь ужасный ад: заметались птицы тёмной стаей, опустился с гор ужасный смрад. Взорвались вулканы из лавовых недр, ужасные молнии, страшные грозы, пылает огнём атакованный кедр, в подножье сгорают красавицы розы. Поверхность трясёт, раскололась земля, в провалы летит всё живое, на дыбы поднялись поляны,  поля – всё гибнет со стоном и воем. И длился ни день и не месяц кошмар, ничто не могло уцелеть…Но где-то остался счастливый комар, случайно он смог уцелеть. Детёнышей зверя теченьем несло в бушующих водных потоках, нежданно им тоже в тот час повезло, они и размножатся в сроках. На смену кошмарам пришли ледники, утюжили землю веков времена, хранились в прохладе растений ростки и злаков, и мхов семена.

           А солнце на небе светило всегда, выбрасывая протуберанцы, пробились лучи сквозь завесы тогда, на льдине сверкая, как в танце, И начали таять все льдины тогда, наполнились впадины пресной водой и мчались минуты, часы и года, и мы появились с тобой…

            Я в шахту клетью опустился утром, на тысяча метровой глубине нашёл ракушку с блеском перламутра и что-то радостное дрогнуло во мне. Как в сказке, сократились расстоянья, тысячелетия сомкнулись в один миг и словно, не было великого льда таянья, и не резвился на поляне саблезубый тигр. Обрадованный ценною находкой, спешу делиться   радостью с тобой, к стволу лечу я лёгкою походкой, ракушку согреваю ласково рукой.

     С первыми шагами Андрея дедушка Трофим запылал к нему великой любовью. Надо было видеть, как светились радостью дедовы глаза, как мило раскрывалась его улыбка. Меня это радовало и я не оценю, что больше радовало: мой первый сын или дедова любовь к моему сыну.

            Андрей вышагивал, а дед, как Андреева тень, следовал за ним по огороду, по сараям, снабжал своими игрушками молотком и лопаткой. Андрею это нравилось, что-то  из того осталось до сих пор.

            Когда Андрея определили на Ватутино в детский сад, дедушка страдал и просиживал под окнами, прислушивался: не плачет ли Андрей, может надо его спасать?

            Что и какие мысли возникали у 75-летнего? Может, радость продолжения рода, может воспоминание о своём первенце Андрее, который в свои 29 лет ушёл на войну и не вернулся, но передал своё имя нашей семье, может этот живой росток напоминал его далёкое детство, босоногое и бесштанное.

            Наш переезд в Юнокоммунаровск, конечно ранил отца. В одном из неотправленных писем сестре Мане отец писал, что Витька с Инной переезжают на свою квартиру, но Андрея мы с бабкой им не отдадим.

            Андрею было почти четыре года, как не стало его 78-летнего дедушки Трофима.

     Второго своего внука Володю деду Трофиму увидеть не довелось, он родился через год и два месяца после ухода моего отца, но гены деда передали некоторые черты и  привычки: Володя скопировал дедову фигуру, несклонность к полноте, кашу и арбуз ест с хлебом, терпение и трудолюбие.

            Внуки почитают память  о своих предках, посещают и убирают вместе со мной могилы.

      По мере всплывания в памяти эпизодов жизни я их записываю.

      12 апреля 1961 года наша невестка Ольга Захаровна с моей племянницей Аллой покидали нас и наш город, уезжая на постоянное жительство в Скадовск — город на Чёрном море между Крымом и Одессой. Они нам были очень близки, поэтому этот отъезд волновал нашу семью. Выезжали они из дома, в котором находились две городские библиотеки детская и для взрослых, а рядом бывший драмтеатр им. Пушкина, в этом здании до войны был клуб лётчиков, а до революции – церковь.

            Вещи помогали грузить на грузовик брат Павел и  муж Олиной сестры Полины Виктор Гапеевич Поляков. Я пришёл, когда погрузка закончилась, грузчики ушли, остались только Оля, Павел, Виктор и я. Алла прощалась со своей подружкой Милой. На ящике лежала закуска, бутылка водки.

            Мне тогда было уже 22 года, но я  тяжело переживал приближающее прощание, я знал, что обрывается наша связь, разваливается семья.

            Между Поляковым и Павлом завязалась ссора. Шум, гам, маты. Оказалось, что пропал пистолет Виктора Гепеевича, он уверен, что это дело рук Павла. Не знаю, чем это могло закончиться, если бы за открытой дверью на гвозде не обнаружился ремень с кобурой и пистолетом. Выпили по мировой, наступил мир.

            Посадили Олю и Аллу на машину, затарахтел мотор, последние взмахи, у меня перекрылось горло. «Приезжайте!»..."Хорошо"…

      Несмотря на неоднократные приглашения я у них не был. Никто из них не приехал на похороны моего отца в 1969 году и матери в 1986 году. Постарели  и расстояние не близкое.  У Оли были инфаркты, Алла училась в институте. Долгие годы я регулярно писал письма и посылал поздравительные открытки. Их открытки я до сих храню. Потом как-то писать стали реже и совсем связь оборвалась. В 2008 году я восстановил переписку,  звонил Алле. Послал её свою книгу стихотворений «Ещё не вечер», с сыном Володей «вырастили» семейное древо тоже отправил, подготовил полностью иски в суд для возмещения невыплаченной ежемесячной материальной помощи «детям войны» за период с 2007 года на общую сумму около 3,5 тысяч гривен. Алла присылала мне фотографии семейные, в том числе с Андреем, обещала прислать чудом сохранившийся паспорт брата.

            Алла сейчас живёт с единственным сыном Дмитрием 1968 года рождения, по образованию конструктор летательных аппаратов (космических), окончил Харьковский авиационный институт и позже ещё один институт. Работает заместителем директора центра занятости  в Скадовске. Холост. Муж, Сайко Иван Дмитриевич, 28. 11. 1937 года рождения умер 28.12.2009 года.

            Я никогда никого не предавал, ни к кому без необходимости не набивался в гости и в друзья, поэтому редко бывал у своих близких, даже у детей. Считаю, что у них свой уклад жизни и если когда понадоблюсь – позовут. Знаю, по вине таких как я, притупляются семейные связи и обычаи.

            Только авторитетные родители притягивают к себе близких, а как только они умирают, наступает забвение и отчуждение.

 

Продолжение следует .......

Понравилась статья? Расскажи о ней знакомым


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *