Горбачев В.Т. Автобиография. Часть 29

Енакиево

     

На одном со мной паровозе работал Славик Жуковский. Сказочно ленивый и неопрятный. У него всегда были отговорки за нечищеную топку, не вытертый паровоз. Но стихи писал складно, в основном на украинском языке. Переехал в Донецк, стал известным в области поэтом, вырос вширь. При случае не против выпить.

 Жерденко — стройный красавец, передовик производства, грузчик. Орденоносец.

Журавлёв Михаил – составитель поездов. Отличный человек и работник. Помню, мы вместе наливали шлаком дом нашему товарищу Фёдору Мельнику. Михаил был старше всех но на трудности не жаловался, не роптал.  Поэтому и помнится.

Зелинский Анатолий, машинист . В здоровом теле – здоровый дух.  Это о нём.

Зуй  Михаил Порфирьевич — вагонник, партию не покинул.

Зинченко, комсомолец, вагонник.

 Иван Иншаков, он же «водяной»- промывальщик паровозных котлов. Невысокого роста, подвижный, легко управлялся с большим и толстым шлангом, через который вода под огромным давлением вымывала и отбивала накипь от  стенок котлов, дымогарных и жаровых труб. Кроме основной работы подрабатывал в духовом оркестре на похоронах.

Родом из Курской области. Каждое лето ездил  на родину, страстно скучал по российским щам, признавая ценность украинского борща, свою родную похлёбку ценил и не забывал. Последний раз я его видел возле Авиловского сада, где он работал сторожем.

 Касатонов,  Крейдун Леонид – котельщики депо.

Карякин Николай Илларионович — начальник службы выгрузки, председатель парткома желдорцеха.

Каменев  Владимир. Я его сменил на посту секретаря комитета комсомольской организации .

Ковалёв Виктор — знаком с детства, жил на улице Люксембургской, машинист паровоза.

 Кузьмин Николай – начальник смены ЖДЦ.

Коншин Иван Иванович – машинист паровоза, жил недалеко от нас, на 1-й городской. Дети: Эрик и Валя были мне знакомы, учились  в СШ №15. С Валей общался в школе и до смерти. Она умерла в 2009 году.

 Копликов Сергей, наш составитель,

Кондратьев Фёдор Иванович — слесарь Золотые руки, слесарь депо по оборудованию.

Кузнецов Дмитрий Иванович – неизменный заместитель начальника железнодорожного цеха, позднее работник Министерства металлургической промышленности УССР.

Коптев Иван – машинист паровоза.

Кривов Иван – котельщик локомотивного депо.

 Компаниец – машинист паровоза, рабочий авторитет.

 Кущ Виктор Еремеевич – помощник машиниста паровоза.

Козлитин Василий Иванович — мой сосед по Первомайской улице, секретарь горкома комсомола, председатель Теркома профсоюза работников угольной промышленности, начальник Погрузочно-транспортного  управления. Родился 01.02.1938 года, умер 29.07.2002 года.

Лысенко Леонтий Иванович, составитель поездов, секретарь парткома желдорцеха в 1966 году. Я в это время был комсоргом.

Лозовской Анатолий, парень из енакиевского посёлка, помощник машиниста паровоза, машинист, когда провожали на пенсию Толик Ерохин перебрал, пришёл домой и умер.

Братья Мишины, двое — котельщики паровозного депо, третий – директор котельно-механического завода, Сергей Иванович. Братья работали с металлом как гиганты.

Когда я работал на паровозе с Кожухаровым Фёдором Романовичем, составителем у нас был Мельник Игнат Трофимович. Неторопливый, спокойный мужчина. Мы работали по обслуживанию мартеновского цеха: подавали на шихтовый двор вагоны с бокситами, известью, ломом, подавали и забирали поддоны с изложницами. Изложницы наполнялись сталью в мартеновском цехе, мы их перевозили в стрипперное здание на восьмой тупик «раздевать». На очищенные, подготовленные поддоны здесь устанавливались изложницы для нового наполнения сталью.

В редкие стоянки ожидания работы я ходил в мартеновский или прокатный цех за квасом или газированной водой, которые можно было набирать запросто. За шесть лет работы на паровозах я воды попил изрядно. За каждую смену не менее ведра. Вода из меня выходила потом. Рубашки мои были чёрные спереди и белые от соли сзади. Словно пингвин, только наоборот.

Запомнился рассказ Игната о том, как он красил пол в новом доме. Чтобы скорее высохла краска, тогда была только масляная, он открыл окна, но получился обратный процесс. Сверху быстро образовалась корка и перекрыла нижнему слою  возможность  сохнуть. Пришлось всё закупорить и долго ждать пока нижний слой размягчит верхний слой и произойдёт процесс высыхания. Наука.

 Спустя 40 лет каждый год на Первомай и 7 ноября Игнат Трофимович приходил на демонстрации, организованные городской коммунистической организацией.

Мартыненко Николай – машинист паровоза. Мне с ним пришлось немало поработать: то я приходил к нему во время ремонтов моего паровоза, то он ко мне приходил, когда ремонтировали его локомотив.

Я его звал дядя Коля. Во время работы он  помогал мне, а на экипировке, где заправлялись углём и водой, он набирал в будку столько угля, что непросто было перемещаться в паровозе. Мало того, кроме полного тендера насыпал на крышу. У него, словно, голод был на уголь, старался, чтобы по смене побольше передать. На его паровозе мы возили на горячую свалку шлак из доменного цеха, подъём был приличный, некоторые паровозы останавливались от нехватки сил. Чтобы успешно  вывести  6 или 7 ковшей, нужно хорошо подготовиться: развести  хороший жар в топке. поднять давление пара в котле до 12 атмосфер и от меня требовалось, чтобы во время следования давление не упало до 10,5 атмосфер. Как не тревожился Николай, у меня такого провала никогда не было. Но в течение десятков лет иногда снилось, что у меня погасла топка и я всегда со страхом просыпался, и, проснувшись, был в волнении, пока не соображу, что  это могло быть в далёком прошлом. Но этого и тогда не случалось.

Его мать была парализована 18 лет и за ней смотрел только он, жена в лучшем случае могла подать поесть. Я об этом помню всегда  и что ЭТО такое я лично познал.

 Мартыненко не знаю, заслужил ли рай, но моё глубокое уважение и поклонение к нему осталось.

Маевский – мастер ремонта пути, высокий единственный среди женщин мужчина в бригаде, заметно маячил, возвышаясь  над всеми.

Михалёва- партийная активистка, работница конторы, вместе с Досковской Р.Г. оформляла протоколы собраний.

  Мишустин Николай, машинист, орденоносец.

 Дасковская Раиса Григорьевна – начальник технического отдела, ранее ревизор службы движения, фронтовичка, член Коммунистической партии, активистка. Она, превосходя многих возрастом, не отрывалась от молодёжи, даже инициировала молодёжные  свадьбы и другие массовые мероприятия. Кажется, никто не был обойдён её вниманием: она знала всех, знала все проблемы каждого, знала кому что требуется, давала советы, расспрашивала при встречах, Помнила все предыдущие беседы. Думаю, что диван, подаренный нам на свадьбе от железнодорожников на Троицу 1964 года, был идеей Раисы Григорьевны.

Она была видной женщиной, знающей, отличным специалистом, проницающий взгляд её пробуравливал человека, как луч рентгена. Мне так казалось. У неё был особый изгиб губ, всегда яркая краска. На партийных собраниях выступала логично, напористо, грамотно. Особенно мужественно разоблачала любую бестактность, грубость, антисемитские выпады.

На протяжении многих лет после моего ухода из цеха, не прерывала связи, при встречах расспрашивала об Инне, детях, помня их имена.

В перестроечное время уехала в Израиль.

 Новицкий Иван Степанович – машинист паровоза, приятный человек, общительный, достойный уважения и светлой памяти. Во время поездки летом на Азовское море, где в пионерском лагере отдыхал его сын, попал в автомобильную аварию, получил множество ран и переломов. Его долго лечили, но его могучий организм так полностью и не оправился.

 В цехе все знали отца и сына Никишиных : Александра Мартыновича и Николая Александровича. Они всю свою жизнь посвятили  железнодорожному цеху.

 Отец, Александр Мартынович, прошел трудовой путь от рассыльного в детстве до начальника цеха, а Николая Александровича я знал на посту заместителя начальника цеха. Оба рослые, широкой кости, Основательные мужи. Они оба знали меня, Николай Александрович всегда с улыбкой отвечал на мои приветствия. Почему с улыбкой? Потому, что я всегда со всеми здоровался первый, как когда-то всероссийский староста Калинин.

 Новиков. Рыжий. Помощник машиниста паровоза. Приятный и учтивый парень, Разговаривал с какой-то торопливостью, словно, боясь, что его не успеют выслушать.

  С Георгием Овсянниковым я отработал самую первую смену в качестве помощника машиниста паровоза. В то время я работал  кочегаром экипировочного  пункта на станции «Запад». В начале восьмого вечера позвонил дежурный депо Гудков: «Иди в доменный цех, у Овсянникова нет помощника, отработаешь с ним смену». От неожиданности заволновался. Взял свой чемоданчик и пошёл. Где тот Овсянников, думаю. Как его найти? Но паровоз нашёл сразу: все паровозы перемещались, а один стоял на месте, туда и пошёл.

Овсянников, высокий с некрупной головой, неразговорчивый недовольный, буркнул что-то, вроде «Тебе приходилось работать на паровозе?» – «Нет».  Залезли в паровоз. Он показал как закачивать воду в котёл, я это знал, как забрасывать уголь в топку, следить, чтобы не прогорело в топке, куда смотреть за сигналами. Теоретически всё это я знал. Мне всё время казалось, что воды в котле маловато, руку не снимал с закачивающего рычага, пристально следил за водомерным стеклом, подкачивая воду, пока не накачал под самую гайку. Без конца приоткрывал сифон, заглядывал в топку – не прогорел ли уголь? Подбрасывал. Мою рьяность машинист не один раз сдерживал:" Посиди, пока всё в порядке".  Это пока, думаю, а если прозеваю? Я Овсянникову, может, надоел своим беспокойством, но заметил кусочек его толи добродушной, толи саркастической улыбки.

 Наверное, он рассказал другим о моём беспокойстве и что меня трудно удержать на месте, потому что спустя какое-то время машинисты стали меня опрашивать: пойду ли я к ним помощником, если освободится место.

Овсянников во время войны водил поезда, не раз попадал под авиационные бомбёжки. Жил он в одном из домов возле памятника революционерам невдалеке от женского общежития, в котором жила Инна.

 Следующий раз мне пришлось работать ночную смену на Эмке на станции «Сортировочная» с Нестером Ивановичем Скалозубом, классным машинистом – поездником. На этот раз кочегаром. Помощником машиниста был студент-практикант железнодорожного института, он мне очень понравился, его работа, уверенность, безошибочность передались мне, а машинист был доволен его работой, балдел. Я старался, чтобы у помощника всё время уголь был в лотке, поэтому без конца лазил в тендер подгортать уголь. Им обоим мне не приходилось напоминать мои обязанности, наоборот, они иногда меня  сдерживали: да, посиди, всё нормально.  Скалозуб, думаю, остался мной  доволен и поблагодарил Гудкова за кочегара.

 С Ореховым, небольшого роста машинистом, я работал во время ремонта моего паровоза. Орехов работал на маленьком, допотопном паровозе в бессемеровском цехе. Там одновременно  работало два таких паровозика. По сравнению с моей тэушкой и Победой (9П) эти паровозы были лилипутами. У них тендера для угля не было, уголь находился под ногами, свет – керосиновая лампа. Сигнальные лампы – керосиновые. Управление таким паровозом жёсткое, никакой амортизации, без привычки можно набить немало шишек. Но люди привыкли к таким условиям и работали там долгие годы. Мой брат Николай несколько последних лет работал там, а его сосед Устич  устанавливал там личный рекорд по поднятию тяжестей.

 Когда я работал с Кожухаровым, нас менял машинист Ольшанский. Вечно чем-то не довольный, придирался к каждой мелочи, с молотком и ключами перепробует все гайки, клинья. В любом случае что-то да не так. У Ольшанского и помощник был такой же вонючий, и гримаса на лице будто у него во рту какая-то гадость.

 Горбов, Оношко – слесари на подъёмном ремонте.

Овчаренко – помощник машиниста, неплохой парень, но всё время подкашливал. Его жена тоже работала в нашем цехе.

  Проскурин Иван Тихонович работал помощником машиниста паровоза. Отличный парень, был тогда членом партии. Жена работала  СШ №15 учителем, двое  сыновей. Однажды, набирая уголь на крышу, его сбил грейферный кран, повредило шейный позвонок. После лечения работал в депо слесарем, а позже перешел в прокатный цех. Поддерживает партию, делает скромные пожертвования.

 Александр Пизин – машинист паровоза и тепловоза. Иногда работал с ним. Принимал участие в демонстрациях, встречаемся частенько, он живет на Первомайской. С добрым чувством вспоминает советское время, несмотря на то, что пришлось сидеть. Участник войны.

Проскуркин Жора работал помощником машиниста, активный, общительный, порядочный парень с живым, эмоциональным выражением лица, При встречах всегда был ему рад. Жора был кумом у Володи Макарова, выпивал вместе с нами, меру знал. Последнее время жил в доме престарелых, говорят, умер.

  Паршин Иван – машинист старшего поколения, отец моей школьной учительницы Нины Ивановны. Преподавала физику. Очень хорошая учительница и на вид приятная. Когда знакомилась с нами, зачитывая фамилии по журналу, допустила досадную оплошность, вместо фамилии Дешкова прочла «Дешовка». Извинялась.    Машинист Паршин оставил мне хорошее впечатление.

   Постников Владимир работал помощником машиниста на моём паровозе 1871. Его отец у нас в цехе работал теплотехником, фронтовик. Сестра Володи Тамара со мной ходила в  детский сад №7, а потом мы с ней учились 4 года в начальной школе № 13. Тамара живёт на Первомайской, иногда встречаемся.

  Писарев Владимир работал слесарем в паровозном депо. Невысокий, подвижный, активный участник художественной самодеятельности, танцевал с Инной в одной группе. Отношения с ним были дружеские.

   Падаев Александр пришел в железнодорожный цех в 1967 году, в то время, когда я налаживал работу в комсомольской организации. Направили его в депо арматурщиком. Освоился быстро.

Прошли годы. Александр окончил институт, работал начальником цеха, заместителем  директора завода по транспорту. Когда я работал на шахте им. Карла Маркса нормировщиком он пригласил меня начальником желдорцеха. После длительных переговоров я отказался, о чем не жалею.

 Продолжение следует ...

Понравилась статья? Расскажи о ней знакомым


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *