Горбачев В.Т. Автобиография. Часть 31

Енакиево

7 ноября 1945 года, в день 30-й годовщины Октября Павел возвратился с войны, которая для него началась сразу после  3-х лет службы в армии. В общей сложности он прослужил  семь лет, пять из них в кармане у Павла была моя фотография, запечатлевшая меня двухлетнего. Вышло так, что вместе с братом я прошёл всю войну и блокаду Ленинграда.

 После его возвращения из Ленинграда было два письма от женщины,  у  которой  был сын по имени Игорь или Олег  Павлович 1943 или 1944 года рождения. Павел  отрицал свою причастность к этому.

Судьба водит людей интересными и неожиданными тропами. Павлу с 1955 года пришлось жить в 20 метрах от того места, где он с родителями жил в начале 30-х годов возле бывшего райгорисполкома и кинотеатра «Иллюзион».

До войны в старом здании горисполкома находился горисполком и райисполком, в котором был районный земельный отдел. По другую сторону дороги  был конный двор, на территории которого жило несколько семей, работавших на этом дворе, в том числе наша семья и семья Беляевых, в ней был Алексей Беляев, шахтёр шахты «Красный Октябрь».

На шахте произошёл взрыв, погибло много людей. Их похоронили на площади, недалеко от больницы на Блочке. На месте похорон – братской могилы, и сейчас стоит памятник в виде шпиля. Сколько его помню, он  выглядел  более чем скромно.

В день похорон на митинге выступил директор шахты и, обращаясь к погребёным, сказал неудачно:

«На ваше место придут новые и новые».  Его прямо с траурной процессии увезли…

…Взрыв в шахте произошёл не без участия врагов.

Рая помнит как в  здании исполкома для детей сотрудников гор и райисполкома на Новый год устраивали праздник Ёлки. Кроме большущих кульков подарков, каждый ребёнок доставал из сумки бумажку, на которой была указана игрушка с ёлки, которую здесь же снимали и отдавали на память.

После длительного отсутствия отыскался мой дневник, который я начал записывать  в школе 17-летним.

Последняя запись в нём сделана 22 сентября 1958 года, за два месяца до моего двадцатилетия. Перепишу я для моего читателя из дневника то, что заслуживает внимания.

5 декабря 1955 года, понедельник.

Вчера весь день за уроки не брался. Ходил в город.

В книжном магазине купил роман польского писателя Брандыса «Граждане» и повести Станкевича под общим заголовком «Кубанские записи». В книжном магазине видел Валика Бондаренко. Он взял такие же книги, как и я. Видел Дорошенко Леонида, Дятлова Анатолия, Петишева Владимира.  В киоске возле станции взял почитать книгу Майн Рида «Всадник без головы». Когда пришёл домой, у нас были Митька и Лиза. Приглашали сходить к ним на Гапуровку, но я отказался.

Вчера у нас были: Рая, Николай, бывшие квартирантки, студентки горного техникума Алла и Таня. Таня Рассоха стала учиться лучше, с нового года должна получать стипендию.

Вечером читал книгу «Всадник без головы». Читал и  сегодня. Прочёл 334 страницы. Прочту, дам читать Геннадию.
Сегодня никуда не ходил, Читал, писал. Завтра сочинение по русской литературе, а я не читал поэму «Хорошо!»  Беда.

6 декабря 1955 года, вторник.

Погода резко изменилась. Вчера и позавчера топтали грязь, потели, когда шли быстро, а сегодня, идя в школу, не раз трогались за уши. Вчера лёг спать в половине второго и не хотелось спать. Встал в половине шестого. Не особенно зевал на уроках. Писали сочинение. Было три темы: по поэме Маяковского «Хорошо!», по лирике Лермонтова и по поэме  Гоголя «Мёртвые души». Я выбрал вторую тему. Писали один урок, затем после физики и геометрии продолжали писать. Плохо, когда уроки  раздвоены. Мне каждый раз приходится сосредоточиваться, на это уходит много времени. Продолжение заняло урок, перемену и 15 минут последнего урока, истории. Проверил свою работу и  Николая Ефимова. Историю  не спрашивала, объясняла новый материал.

 Хотел сходить с Семёновым в кино, но отложили на завтра.

Мной написано 164 страницы дневника, это 32 метра. А если написать книгу, окажется километр.

По радио передали, что наша водородная бомба испытана на очень большой высоте, на земле ничего не пострадало. Хорошо придумано. На высоте!

Приходила Таня за бумагой, дал ей 5 листов. Сейчас мы с ней встречаемся, как друзья, а бывало и дрались…

 9 декабря 1955 года, пятница.

Меня смущает собственный нос. Как только подует холодный ветерок, он сразу краснеет. Об этом мне часто напоминают. Отшучиваюсь: « У вас от прохлады щёки розовеют, а у меня нос, потому что он  далеко выдающийся».

Вчера я снова начал заниматься в радиокружке. Сегодня намотал катушку для однолампового приёмника, покрыл лаком, чтобы не расходились витки, Иван Сорокин и Миша Тулянинов уже сделали каркасы.

Я часто задумываюсь: что меня ждёт впереди? Почему я такой тихий? Мне надо быть более энергичным. Может оттого, что у меня до сих пор нет определённой цели, постоянно ссылаюсь на отсутствие времени, упускаю момент.

 Мне очень не хватает настоящего друга. Генку я считаю товарищем. Он  Манилов и пустослов. Заучил массу фраз и шпарит фразами...

Учусь стоять на руках. Здесь нужна решительность  и смелость. Сначала было страшновато отрываться от пола, сейчас я это делаю смело и с удовольствием.

В школе организовали струнный кружок. Хочу его посещать.

На некоторое время придётся  остановить покупку книг, надо купить переменный         конденсатор и лампу. Для этого потребуется рублей 50.

Сегодня Дмитрий Филиппович Радьков раздал  домашние сочинения. Писал самостоятельно, ни одного слова с книги, но учитель в конце работы написал: «Учись писать своими фразами».

25 декабря будет проходить конкурс на лучшего чтеца и певца. Хочу принять участие. Буду читать Маяковского. Я уже дважды  принимал участие, получил премии: в школе книгу Чернышевского «Что делать?» и горком комсомола подарил книгу за участие в городском фестивале.

 Читаю роман Бирюка «Казаки».  Нет отдельных страниц, но всё понятно.

 11 декабря 1955 года, воскресенье.

9 декабря в Таллине произошло редкое явление. Днём было холодно, но разразилась гроза и пошёл снег.

В субботу и сегодня ходил на занятия струнного кружка. Руководитель Денисенко Василий Дмитриевич. Вчера на занятии была  Тома Шевердина с гитарой, Василий Дмитриевич с мандолиной и балалайкой, Иван Дмитриевич со скрипкой и мандолиной. Разучили «Яблочко» и «На реченьке». Иван и Василий Дмитриевичи играли польку. Они могут играть на всех инструментах. Приходила Света Жидких.

18 декабря будем участвовать в платном концерте. Я принимаю в нём участие: читаю стихотворения, сатирический рассказ Остапа Вышни и играю в струнном оркестре.

Сегодня к нам приходила моя племянница Лара. Это не девчонка, а какой-то дьявол. Просила, чтобы я помог ей  решить примеры.  Начал с самых лёгких. Не понимает. Стал показывать на карандашах -  стала немного понимать. Дал решить лёгкий пример – не решила. Оказалось, она не знала ни одного правила. Стал учить, как преобразовать из смешанного числа неправильную дробь и наоборот, как перемножать целые и дробные числа.  Когда сказал ей, чтобы решала домашнее задание, то не захотела, требовала, чтобы решал сам. Мать и Николай стали просить и приказывать мне, чтобы я выполнил требования Ларисы. Я отказался. Ларка расплакалась. В итоге Лариса со мной выучила правила, под моим наблюдением решила все примеры и пошла домой удовлетворенная.

Этот блокнот подарил мне Гена, когда мне исполнилось 16 лет. Теперь я каждый раз, когда беру в руки блокнот, вспоминаю Генку.

14 декабря 1955 года, четверг.

Два вечера не было электричества. Позавчера свет потух почти в десять вечера, когда я делал геометрию. Решил на черновике и свет потух. Вчера, возвратившись со школы, стал читать книгу, а когда собрался делать уроки, включил свет, а его нет. Мать ходила по соседям, искала керосиновую лампу и не нашла. Пришлось ложиться. Слушал по радио пьесу Карпенко – Карого «Наймичка». Уснул, не выучив уроки. В школу шёл с неохотой. Обошлось так, как хотелось – не вызывали, хотя физика я предупредил.

После уроков читали по ролям пьесу Малюгина «Старые друзья». Я читаю роль Володи.

В пять часов с Томой ходил в школу играть в струнном. Играли вдвоём. Пришёл Дорошенко, потом Жидких, Быченко, Болотина. Поиграв, пошли к Нине Быченко забрать фотографии на комсомольский билет. Две оставила себе из семи. Жидких просила у меня фото, согласился на обмен.

 К нам сегодня приходила тётя Маня, с которой в войну мы жили в одном дворе и она однажды угостила меня кусочком сахара. Сейчас она работает врачом.

16 декабря 1955 года, пятница.

После уроков репетиция в струнном. Приходил Попел и Галюченко. Сыграли несколько танцев и песен. Домой пришёл в половине пятого. Страшно хотелось есть, но не стал, сильно заболел живот. У нас сидела тётя Таня Коваленко, соседка. Она  обещала научить меня вязать из ниток кружева. Увлекаться не буду, но освоить это дело не мешало бы.

Приближается Новый год, а у меня по-прежнему нет денег. Мне не хочется праздновать как в прошлом году у Семёнова. Но учимся ведь последний год и встретиться на новый год всем классом надо обязательно.

…Мой отец георгиевский кавалер. Он в войне 1914—1917 года заслужил георгиевский крест, только отец не помнит, где он делся. Отец в  первую мировую служил санитаром, был ранен разрывной пулей в ногу. Лежал 6 месяцев в госпитале в Москве.

 Брат моей матери, Дмитрий, был революционером. Он был учитель. Несколько раз слышали, как он пел революционные песни. Сейчас он работает на станции Попасная главным контролёром. Добрый человек.

18 декабря 1955 года, воскресенье.

…Иванов Владимир вчера научил меня играть на гитаре одну  украинскую песню. Оказывается, на гитаре научиться играть не так уж сложно. Правда, болели пальцы. Ваня Щукин сходил домой и принёс мне «подшамать» несколько бубликов и кусочков сахара. Я их съел и до  восьми часов есть не хотелось.

В семь часов в школе, в нашем классе прошёл вечер, посвященный творчеству Маяковского.

Цикаленко и Стригунова делали доклады, а потом читали стихи и прозу. Начал Холодов. Он читал отрывок об океане, потом стихи читали Соболева Валентина, Булатчик,  Толстых, Ковалёва и другие. Виктор Романенко читал очерк о Нью-Йорке. Прочёл очень хорошо. Он так не рассказывал никогда. Я заключал художественную часть вечера «Стихами о советском паспорте». Когда шёл читать стихи, все аплодировали, а после прочтения делали это ожесточённо.

19 декабря, понедельник.

…Я часто думаю: как жили люди до революции?

Несмотря на то, что мы это изучаем в школе, ясно представить не могу, как жить без свободы. Я очень благодарен тем, кто готовил и добывал в боях мне свободу.

Наша страна оказывает помощь нуждающимся странам.  Есть множество примеров,  когда мы посылали продукты голодающим и лес для строительства, строим заводы и фабрики. В последнее время СССР предоставил Афганистану долгосрочную ссуду 100 миллионов долларов. Это громадная сумма. Несмотря на то, что этим деньгам и у нас нашлось бы применение, мы даём другим, чтобы лучше развивать дружеские контакты.

 20 декабря1955 года, вторник.

 Сегодня брат Николай снова разошёлся с Лидой.

Сегодня в школе не было Шевердиной, потому что в понедельник она ходила в кино и не выучила уроки. Нецветайло, Дорошенко, Ефимова тоже не было.

Получили свои сочинения. За своё я получил четвёрку. Правда, можно было поставить и пять, но я не обижаюсь. Одна ошибка – пропустил запятую. Содержание хорошее. Учитель моё сочинение похвалил.

 Дятлову и Романенко поставил по тройке, хотя они списывали с книги. Я не хочу списывать. Когда пишешь сам, то это твоё, твоя мысль, твоё виденье. Когда переписываешь, это равнозначно тому, что присваиваешь чужое.

Если по русской литературе у меня дело обстоит более-менее, то по украинской дело пахнет тройкой. Анна Андреевна придумала завтра писать сочинение всего за один урок. За 45 минут хорошее сочинение никогда не напишешь.

 31 декабря, суббота.

Вчера узнал, что мой 1938 год берётся в военкомате на учёт, сказал Ивану Щукину, а он Петешову, Холодову и Гарику и в полчетвёртого пошли в военкомат. Там нас быстро всех переписали и вручили повестки. Мне идти на комиссию 19-го января в 8 часов. Приказали прибыть остриженными.

 Домой сразу не пошёл, а зашёл в школу. Там был Сорокин и Туленинов. Намотали Сорокину трансформатор, собрали, испытали, работает.

 Убрали ёлку, навешали ваты. В школе был почти до 10 часов вечера.

За последние дни мы напечатали почти 200 фотографий, часть из них пойдёт на городскую выставку.

 6 января 1956 года.

Наступил новый год, год окончания моей учёбы. Что он мне принесёт. Будет и хорошее, и плохое.

Сейчас у нас каникулы. Осталось учиться четыре месяца, а там завод, заочная учёба.

Во мне пробуждается чувство любви или увлечение, не знаю. В 9-м классе учится одна девочка, раньше я её не замечал, но когда мы с Иваном Сарницким ходили за самогоном, я увидел её, она поздоровалась.

С тех пор мы стали здороваться всегда и я готов это                                                                                         повторять по сто раз в день. Я не знаю её ни имени, ни фамилии. Кажется, что я её всё же люблю. Неужели и на этот раз моё чувство не получит взаимности? Я знаю, что меня любят, но только они не знают, что я их не люблю. Но те, которые мне нравятся, ко мне относятся равнодушно. О своих чувствах я никому не признаюсь, не хочу никого обидеть своим несовершенством. И я не обижусь на тех, кто мне нравится, если они  пойдут с другим.

Продолжение следует...

Понравилась статья? Расскажи о ней знакомым


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.