Горбачев В.Т. Автобиография. Часть 34

Енакиево

4 июля 1958 года, пятница.

Прошёл месяц моего двадцатого лета. Дышу по-прежнему. Сдал экзамены на помощника машиниста паровоза. Прав ещё не выдавали и работаю на старом месте, на экипировке. Последнюю ночь работал на паровозе 3166 с Жорой Овсянниковым. Сначала он принял меня холодно, но поостыл, показал, как качать воду, я ему сам это  показал. Он удовлетворился, смену отработали нормально, хотя машинист время от времени подсказывал, что делать.

Вчера видел Анатолия Дятлова. Он работает в редакции газеты «Енакиевский рабочий» в отделе писем. Печатаются частенько его статейки о спорте. Единственная его цель – добиться известности. Вообще он плохой человек: эгоист и зазнайка. Но таким везёт.

10 июля 1958 года, четверг.

 Кажется, зацепился за паровоз. Сегодня иду в пятый раз.

 9 августа 1958 года, суббота.

На паровозе работаю больше месяца. Не совсем грамотно, но всё же выполняю полный объём работы. Например, прошедшую ночь топливо было отвратительное, шлам с песком. Моя рубашка высохла к утру. Всю ночь был мокрый, как мышь. Через каждые полтора часа топка залита шлаком. За смену чистил четыре раза. Машинист Кожухаров  Фёдор Романович помогал. Мы с ним сняли один колосник, иначе почистить не могли.

Обслуживаем мартеновский цех. Фёдора Романовича помню с детства. Жили на одной 33-й линии.

Николай ушёл от Руслана. Сейчас работает с Иваном Лазаренко на паровозе Ь №3218. Мой паровоз тоже серии Ь  №3196. Паровоз неплохой. Мы, например, без толкача на свалку возили четыре шлаковых ковша. Кое-кому утёрли нос.

Вчера мама поехала в село Троицкое хоронить дедушку Мазку Митрофана Яковлевича. Жил долго и много горя испытал.  Жена Надежда  умерла рано, оставила много детей. Мне, безусловно, столько прожить не доведётся, доходной.

Сентябрь 1958 года, понедельник. Третий раз не сажусь за парту. Шёл с работы, с ночной смены, а ребята спешили в школу. Проходил мимо своей школы, на пороге ученики, учителя. Стало как-то обидно, что меня нет среди них. Когда учился в школе, не знал, что, спустя годы, буду тосковать по ней.

Сегодня старики Агеевы справляют Золотую свадьбу. 50 лет прожито вместе, воспитали детей – это здорово.

Привожу в исполнение намеченные качественные перемены в своей жизни: не курю, ежедневно читаю по 30-60 страниц, делая физзарядку, рано возвращаюсь с улицы.

 22 сентября 1958 года, понедельник.

Сегодня с Николаем ездил к сестре Раисе. Помогали Ивану зашить оконные проёмы. Стройка продолжается.

Осень вступила в свои права. Хотя дожди ещё не шли, но температура уже даёт о себе знать. Днём на солнышке можно греться, а ночью примораживает. Листья ещё зелёные, но уже и их коснулось холодное дуновение ветра. Скоро зазолотятся кроны деревьев – наступит золотая осень, любимая пора Александра Сергеевича Пушкина. А там незаметно подкрадётся и зима-злодейка с вьюгами, пронзительными ветрами, с безветренными трескучими морозами. Таковы законы природы. Всему своё время.

26 сентября, четверг.

Посыпались золотые листья с деревьев. Земля покрылась золотом. Кружатся листья в воздухе, повевает ветерок. Осень.

Работа сейчас тяжеловатая. Угли очень плохие, мусор. Попадаются камни, даже кирпичи. Наверное, бульдозером сгребали остатка на угольном складе. Топливо малокалорийное и сильно шлакуется. Смену принимаем с грязной топкой и такую же сдаём по смене. Хорошо, что машинист Безбородов помогает подготовить паровоз к передаче смены, моет паровоз сам, мне не даёт.

Несмотря на это,  производственная работа идёт хорошо. Есть смены, в которых заработал по 94 рубля и больше. В среднем получается примерно 70 рублей, а за месяц получится не менее 1100 рублей.

Сегодня был в депо. Наш паровоз растопили. Вычистил буксы, поменял много фитилей, тормозные колодки. Кто-то спёр наше сидение. Трубы не пробитые. Ольшевский всегда скандальный и придирчивый, сегодня был, как никогда, хороший.

Толик Громов мне подсказал, что с первого октября в СШ№3 начинаются подготовительные курсы для поступления в Донецкий индустриальный институт. Курсы продлятся 8 месяцев. 3 занятия в неделю, в две смены. Стоимость 205 рублей. 

                Из 48 без малого лет  своей трудовой жизни

                только 13 заводских лет я не делал рабочих

                 записей.

 9 октября 2000 года.

Приезжала Тома, сестра Инны с внуком Денисом проездом из Валуек. Привезла землю с могилы отца на могилу матери на Божковке. Там, недалеко на посёлке Дружном живёт Лариса, сестра Инны. Она и настояла, чтобы мать похоронила ближе к её дому.

 Денис разговаривает плохо, но «пиф-паф» у него получается здорово.

В субботу и воскресенье строгал доски дла устройства балкона. Решили сделать балкон закрытым, будет теплее и появится место для хранения вещей.

 31 жовтня 2000 року.

Туман, тепло, біля 8 град. Цельсія. Красота! Золоте листя, наче ювелирні зразки розвішані на деревах, вкрили землю та траву. Ранковий туман цілує траву. Лист і чистою сльозою проливається краплями на полегле листя м"яким звуком так, що можно їх перелічити. Іду і боюсь зруйнувати це творіння. Через кілька кроків ця красота зникне… Ось блакитна споруда в якій працюю, тут нервова напруга, тут щось потрібне, щось зайве, багато почуттів, які викриваються в надривних вигуках одного і в тримтінні других. Різкий перехід красоти до убозства. Від спокою до нервових вибухів, від бажання до небажання.

  14 листопада 2000 року, +2 град.

Ледве прозорий туман, темрява і в житті. Про успіхи і балакати не варто. Всі заходи, які начеб-то проводило керівництво держави залишаються балаканиною.  6-го листопада у Донецьку відбулася нарада з питань стану  справ у паливно-єнергетичному комплексі Донецької, Дніпропетровської та Луганської  областей. Прийнято два звернення до Президента України Кучми Л.Д., Голови Верховної Ради України Плюща І.С., та Прем"єр-Міністра України Ющенка В.А., в якій відображений стан у державі:

— рівень вуглевидобутку знижується і ця тенденція особливо відчувається у поточному році; процес вибуття виробничих потужностей випереджає введення в дію нових;  припинилися роботи по реконструкції  і розвитку гірничих підприємств; знижуються темпи проведення підготовчих виробок  та рівень їх механізації, зменшується кількість діючих очисних вибоїв, у тому числі комплексно-механізованих; зростає аварійність на машинах та механізмах; подальше погіршення економічної ситуації на підприємствах галузі;  кредиторська заборгованість перевищує дебіторську більш ніж у 2,5 рази;  нестримно збільшується заборгованість по заробітній платі;  загострюється соціально психологічна ситуація в трудових колективах;  велика кількість шахт – потенційні банкрути; при закритті шахт фінансуються в основному заходи щодо  фізичного закриття і не вирішуються проблеми і питання соціального плану;знижується рівень безпеки праці шахтарів, що призводить до зростання травматизму та збільшення кількості нещасних випадкік із смертельними наслідками. Не виконується «Державна програма реформувпння і фінансового оздоровлення підприємств вугільної промисловості України на 2000 рік» та «Національна енергетична програма України до 2010 року».

 Держпідтримка складає лише 30%.

*                      *                      *                      *

В дни  празднования 55-й годовщины Дня Шахтёра (2002 год) если спросить у шахтёра-ветерана о светлых моментах его жизни, то он непременно вспомнит послевоенные годы.

Тогдашние указы о новом празднике – Дне шахтёра, о персональных званиях горняков, о знаменитом приказе № 272 министра углепрома А.Ф.Засядько, где утверждались льготы подземным работникам – полная оплата больничных, высокие пенсии, ежегодное вознаграждение за выслугу лет, жильё с символической оплатой коммунальных услуг…

Советская власть, которая принципиально платила всем профессиям за труд в пределах прожиточного минимума, в оплате труда горняков не скупилась. Кроме льгот была установлена зарплата шахтёрам в размере двойного заработка работника промышленности. В свою очередь шахтёры обеспечивали стране стратегическое развитие, давали тепло и свет людям, а промышленности – энергию.

В Донбасс за опытом приезжали делегации из многих стран. Их с откровенной гордостью знакомили с условиями работы и быта.

А показывать было что. На шахтах были свои спортивные площадки, комфортабельные бытовки, оздоровительные комплексы, благоустроенные детские сады и ясли.

 Беда в Донбасс пришла оттуда, откуда её не ждали. В 1987 году Горбачёв, вконец запутавшийся в своей перестроечной политике, отказался подписать постановление правительства о льготных надбавках шахтёрам и уровнял их работу с трудом рабочих в других отраслях промышленности. Одновременно сокращалось финансирование и научных разработок. Тогда ещё никто не мог предположить роковых последствий горбачевской акции. Уменьшение семейных бюджетов в уникальной горняцкой армии вызвало целую череду потрясений — шахтёрские забастовки и развал отрасли. Все попытки Горбачева снять с себя ответственность за содеянное и взвалить вину на местных партийных и советских руководителей ещё больше обострили кризис. Многие помнят его провокационное обращение к труженикам Донбасса: давайте, мол, жмите бюрократов снизу, а я – сверху. И этот трюк Михаилу Сергеевичу удался. В шахтёрских городах шахтёры стали громить партийные комитеты и отстранять от работы наиболее требовательных и грамотных директоров шахт, обвиняя их в бюрократизме и применении «драконовских» методов по укреплению производственной и трудовой дисциплины.  Повсеместно начался развал сложившейся социальной системы. В этом хаосе и беспросветной мути Горбачев думал спасти свою шкуру. Скоро ему пришлось оставить кремлёвскую квартиру, а горняки, не отстояв своих прав, стали покидать очистные и подготовительные забои и переходить в другие отрасли промышленности, где под чистым небом и на свежем воздухе они зарабатывали такие же деньги, как на угольных предприятиях. Наиболее ловкие и предприимчивые занялись коммерцией. Здесь у них без большой напряги появились большие деньги. Это была первая волна массового исхода горняков с подземных горизонтов.

Вслед за развалом страны и разводом Советских республик по национальным квартирам, к шахтёрам Донбасса пришла новая беда. Появились доморощенные реформаторы, которые с трудом могли отличать породу от угля. Первым в этом ряду стоит вице-премьер В.Пинзеник. Это ему принадлежит идея сделать угольную промышленность бездотационной. Эта идея могла прийти только в голову человеку, который не имеет ни малейшего представления о технологии добычи топлива и об условиях работы шахтёров. Действия Пинзеника можно сравнить только с гайдаровской шоковой терапией.

 Угольная промышленность (отрасль) сразу же покатилась под гору. Прекратилось капитальное строительство, шахты остановились без оборотных средств, а шахтёры без зарплаты. Только за один год отрасль потеряла 23 процента очистных забоев. (21 лаву).

Горняки, лишившись рабочих мест, побежали с шахт, началась новая волна забастовок и пеших походов за зарплатой в Киев.

В последние годы власть предержащие искали не выход из создавшегося положения, а просто хотели избавиться от растущих дотаций угольным предприятиям, а заодно и сократить численность шахтёрской гвардии, которая своими требованиями выплатить зарплату, угрожала благополучию столичных чиновников.

«Круто» за угольную промышленность взялся никто иной, как бывший премьер-министр Павел Лазаренко. Он решил за два года закрыть 103 шахты. К слову сказать, немцы закрывали 150 шахт за 34 года. А тут за два года- 103 шахты. Павел Иванович, как говорится, не зная брода, залез в воду, так, что угольная отрасль стала захлёбываться в собственной воде. Шахтные воды с закрытых шахт, которые ещё не  отработали своих запасов, стали затапливать шахтёрские города и посёлки. Забава Лазаренко обернулась для шахтёров сущей бедой. Потеряно было 145 лав. Шахтёрам перестали платить заработную плату, и начался новый, уже третий по счёту, исход кадровых горняков с угольных предприятий. В шахтёрских городах и посёлках оказалась брошенной вся социальная сфера – детские садики, дворцы культуры, оздоровительные комплексы, школы… Такого погрома Донбасс не знал даже в трудные военные годы.

А на что рассчитывали «реформаторы», проводившие реструктуризацию отрасли? Они, собственно, не вникали глубоко в суть дела, не считали, не просчитывали, не изучали, а предполагали и импровизировали. В частности, расчёт был такой: горняки с закрывающихся шахт перейдут на действующие предприятия. В условиях рыночной системы возникает профессиональная конкуренция, которая вытеснит пенсионеров и нерадивых работников. Это укрепит разболтанную дисциплину и поднимет производительность труда. В общем, как говорится, гладко было на бумаге, да забыли про овраги. На август 2002 года кадровая ситуация в украинском углепроме стала просто катастрофическая: 17 тысяч робочих подземных профессий, которые были изгнаны с закрывающихся шахт, не трудоустроены. В то же время 31500 «живых» рабочих мест (подземных) оставались не занятыми. В объединении «Орджоникидзеуголь» на 11300 работающих трудящихся до плановой численности не хватало 1013 человек, да меньше прошедшего года на 1032 человека. При таком темпе убытия через десять лет, в 2012 году в объединении не останется ни одного человека.

Директора действующих шахт нервничали: забои оголены, нет рабочих рук, чтобы заткнуть безлюдные бреши в технологических цепочках.

Такого абсурда прежде не возникало никогда.

Это совершенно небывалое явление. И вывод здесь однозначный: усилия властей по реформированию угольной отрасли диаметрально расходятся с жизненными интересами горняков. Каждая сторона не замечает другую. У каждого свои интересы.

У горняков традиционный образ родной шахты-кормилицы исчез, она стала для них злой мачехой, и когда-то верные ей труженики уходят с обжитых мест в поисках лучшей доли.

Правительство делает вид, что ничего серьёзного не происходит. Уходите, дескать, уходите. Обойдёмся без вас. Одно время оно, правительство, носилось с идеей отдать угольную промышленность в руки частных предпринимателей. Однако с этой затеей ничего не вышло. Не нашлось желающих приватизировать угольные предприятия. Только Индустриальный союз Донбасса (ИСД) взял под свою опеку некоторые шахты, добывающие коксующие угли.

Что касается остальных шахт, то они оказались, что называется, за бортом. Из 38 угледобывающих подразделений мощности освоили 10, а остальные 28 объединений и холдингов практически брошены на произвол судьбы, Здесь горное хозяйство запущено, нет необходимого очистного фронта и работоспособного (речь уже идёт    не о технике нового поколения) оборудования.

Но нет угля, нет и зарплаты. Впрочем, и там, где добывается уголь, шахтёры не всегда видят деньги. На тот период потребители задолжали 1,2 миллиарда гривен.

Нынешние политики и экономисты так и не научились отличать труд шахтёра от труда обычного рабочего, который сегодня, как известно, дёшево ценится. По их мнению, стоит только свистнуть, и безработные повалят валом на шахты.

Думать так о горняках – величайшая и роковая ошибка. За 10 лет независимости Украины отрасль покинули более 250 тысяч шахтёров, представляющих собой золотой фонд. Ушли горняки в воздасте 25-45 лет. Они уже никогда не вернутся на шахты. Все, кто ушёл, уже поняли, что те деньги, которые они с трудом и опасностью  получали на шахте, легко можно зарабатывать на рынке, в какой-то торговой фирме, в охране… Порвалась связь поколений. На шахты возвращаются пенсионеры, и теперь вот приглашают вернуться на шахты женщин. Всё, как в 1943 году, почти полвека назад. Но тогда была война и была необходимость женщинам работать в шахтах и возрождать разрушенный оккупантами Донбасс. А какая необходимость сегодня звать женщин работать  в шахты, когда оттуда бегут мужчины? Нет этому оправдания.

Правда, Донбасс в руинах и его нужно спасать. Но в этом, кроме горняков, к сожалению, никто не заинтересован. Для киевских чиновников шахтёры стали обузой, и они потихоньку и полегоньку от них избавляются. Закрываются и затапливаются угольные предприятия, тихо умирают шахтёрские города и посёлки. Ещё немного, ещё чуть-чуть, и Донбасс останется без шахтёров. И тогда может, случится самое страшное – гибель всей индустрии страны и всеобщая безработица.

Судьба Донбасса – это судьба Украины. Без шахтёров, без своего топлива и энергетической базы, которой является Донбасс,  н и к о г д а  Украине не подняться с колен.

Продолжение следует...

Понравилась статья? Расскажи о ней знакомым


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.