Дети войны. Часть 2. ЭСКУЛАПЫ

 Мой брат Павел, отслужив в армии семь лет, возвратился домой на праздник 7 ноября 1945 года. После недолгого отдыха поступил вновь на завод в железнодорожный цех осмотрщиком вагонов, а, может, слесарем в вагонное депо.

Будучи политически подкованным, с первой степенью грамотности (окончил до войны 7 классов), вступил в партию и заслуженно пользовался вниманием цеховой и заводской парторганизации. Получил партпоручение быть пропагандистом в сети политпросвещения, был избран народным заседателем в суде.

Женился на дочери знакомого по работе в цехе Малины. Лида была значительно моложе Павла, он 1917 года, Лида – 1929 года рождения. В 1947 году у них родилась дочь Эдда, в воспитании которой я участвовал несколько дней, но и за это короткое время успел устать, скорее от волнения, когда племянница пищала в своей коляске, чем от физического труда, которого, по-правде говоря, и не было. Но речь идёт не обо мне.

В городе Попасная жила старшая моя и его сестра Варя с сыном 1939 года рождения Анатолием и вторым мужем Петром. Павел стал иногда навещать сестричку. Встречи, конечно, проходили в обстановке взаимопонимания и с возлиянием водочки и самогончика. Это же происходило и в селе Троицком, где родились Варя и Павел. Там продолжала жить тётка Варвара Семёновна, воспитавшая Варю с малых лет после смерти сестры Марфы Семёновны, жены моего будущего отца Трофима Ивановича. Очевидно, тётка Варвара не могла насытить горючим зятя и племянника, поэтому двум мужикам – родственникам пришлось изобретать способы утолять жажду. Они, обходя хаты возможных и явных знакомых, ближних и дальних родственников, набрели на хату, в которой был старик, страдающий из-за болезни старушки.

Петро, узнав горе хозяина, обрадовал его, сообщив, что Павел как раз является военным врачом, и он обязательно разберётся с болезнью любимой старика. Павел от неожиданного открытия в себе военного лекаря, сначала хотел открыть правду, но как-то воздержался, снял шинель, помыл руки, подошел к бабушке и задал вопрос деду: «Водка или самогон есть? Да, кроме этого, понадобится пара яиц куриных, есть?» Получив два утвердительных ответа, Павел быстро сочинил рецепт: взбить яйца, вылить яичную болтанку в кружку, залить самогоном, тщательно взболтать и дать бабушке выпить. Самым трудным моментом в лечении для бабушки было поглощение свежеприготовленной бурды. Но, казалось, неисполнимой процедура всё же была проведена и завершилась сильным старушечьим кашлем. Видно часть лекарства пошло не в то горло.

Старик отдал лекарю почти полную бутылку неистраченного самогона, кусок сала и несколько яиц. С надеждой на излечение безнадёжно больной жены распрощался с неожиданными божьими посланниками.

На следующее утро военный врач и его родственник проснулись от настойчивого стука в окно. Там стоял запорошенный снегом старик с каким-то оклунком. У мужиков по спине прошла дрожь: «Наверно померла». Но деда впустили в хату. «Откуда вы у бога взялись! Ожила моя бабка! Слава Богу!» и выставил из оклунка четверть самогона и всякую снедь, какую Бог послал. «Спасители вы мои»- и с этими словами поспешил домой. Всё, что говорилось, было произнесено на украинском языке.
Петро и Павел одновременно подумали: «Как хорошо, когда владеешь смежными профессиями».

Продолжение следует: Дети войны. Часть 2. ПЛЕМЯННИЦА АЛЛА

Понравилась статья? Расскажи о ней знакомым


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *