Дети войны. Часть 2. ПЛЕМЯННИЦА АЛЛА

Она сейчас расскажет о себе в двух письмах.

10 января 2009 года Енакиево, ул. Первомайская, 8а, Горбачеву В.Т.

Здравствуй мой дорогой дядя Витя.

Поздравляю с Новым 2009 годом и Рождеством Христовым. Желаю здоровья, здоровья и ещё раз здоровья, благополучия, взаимопонимания и побольше уважения от детей и друзей, «Чистого неба, душистого хлеба. Родниковой воды и никакой беды».

Всего тебе земного, мой родной. Конечно, твоё письмо было полной неожиданностью для меня. По моему мы никогда не писали друг другу, хотя и очень близкие родичи – сидели на одном горшке и даже сосали одну сиську (конечно, в основном я – бабушкину, потому что ты был на полгода старше меня и уже понимал и мама не могла тебя накормить грудью). Ну, ничего, я думаю, что это дело поправимое и мы постараемся наладить нашу двухстороннюю переписку.


Теперь о нашем житье-бытье. Мы с тобой не виделись около 30 лет (более). В последний раз виделись наверное в 1974 году я была на курсах в Луганске и приезжала к Поляковым в гости и с Полиной были у вас. Так что это очень давно.

В этом году 8 июня мне 70 лет, хотя не хочется этому верить, да и я до сих пор хожу в «девушках», а не в бабушках. Моему сыну Дмитрию в том году было 40 лет (1968 год), а это возраст, но он до сих пор холостяк (не женат, не был и, по — моему, даже не собирается). Вот так-то. Ну, о Дмитрие. Он закончил школу с золотой медалью, очень начитанный, эрудированный хлопец, закончил музыкальную школу, закончил Харьковский авиационный институт – факультет «Конструирование летательных аппаратов (космических). Закончил хорошо. Предлагали аспирантуру. Но у нас в Скадовске был завод полупроводников. Здесь в конструкторском бюро подобрались очень толковые ребята и Дима приехал домой (да и мы уже не первой молодости были), 2 года поработал, завод развалился. Городок малый, не промышленный, курортный. Надо переучиваться. Пошел в Полтавский кооперативный (в Полтаве живет Димина крёстная). Вот так у него получилось два высших образования. Работает в службе занятости зам. Директора. Вроде бы всё нормально – образование есть, зарплата хорошая, не глупый, не урод, а вот с семьёй как-то не получается. Главное, что сам никуда не ходит, ни женщин в дом не водит. Мы с мужем тоже не молодыми поженились. Мне было 28, а мужу 30 лет. Дима поздний ребёнок. Дима всегда говорил бабушке Оле, что родители мои поженились поздно (в возрасте) не опоздали и я не опоздаю. Но уже прошли все сроки. Ладно, каждый должен нести только свой крест, никуда от этого не денешься.

25 ноября 2007 года моему мужу Ване тоже было 70 лет. Он с Сумской области. Там живёт его старшая сестра с детьми (которых 6), все взрослые, имеют уже своих детей. Так вот на Ванин день рождения приехала сестра со своими детьми (6), и внуками. Вот это поистине был для нас большой сюрприз. 3 января 2007 года у мужа был инфаркт в очень тяжелой форме. Он неделю лежал в реанимации. Потом, слава богу, выпутались. Но теперь под наблюдением кардиолога постоянно и лекарства до конца дней. Сейчас он себя чувствует неплохо. Единственное, что совсем оглох. Но это не от инфаркта. Это раньше. 3 года тому купили дорогущий слуховой аппарат, а он его почти не носит, он его раздражает. Вот так и живём.

Я царапаю, как курица лапой. У меня никогда почерк хорошим не был, а теперь и подавно. Очень высокое черепное давление, очки не помогают, вот и мучаюсь. Конечно, читаю и пишу (все без очков) и на расстоянии одного метра ничего не вижу. Но я не расстраиваюсь. Болячек целый букет. В общем здоровье по возрасту.

Мама умерла 7 сентября 2001 года, 3 дня не дожив до своего 83-летия. У неё была болезнь Паркенсона и конечно же сердце. Ну, я думаю, что 83 года это не мало, дай господи, нам столько не прожить.

У нас квартира 3-х комнатная, ну, хрущевка, 60 кв.метров общая с лоджией, на втором этаже. Сейчас поставили индивидуальное отопление (Уже 5 лет) так что хозяева своему теплу. В этом году сделали евроремонт. Перед этим поменяли все окна и на лоджии на пластиковые. Так что живём спокойно, ан нет, не получается. Имеем дачу в 12 км от города, на озере, 13 соток. Очень много кустарников, деревьев. Так что все фрукты и овощи свои, хотя приходится много трудиться. Как становишься раком в марте и стоишь до конца октября. Своя машина. Но мы с мужем на даче чувствуем себя гораздо лучше, чем дома. Там некогда прислушиваться к своим болячкам – где кольнёт, а где стрельнет.

Теперь о твоей книге, Витя. Ты умница, что решил написать такие мемуары. Об отце я ничего не помню. Мама говорила, что у отца был орден (такой. как у Блюхера и даже какой-то небольшой номер). Но вот на фото (я тебе высылаю, по моему это какая-то медаль), а может это и не тот орден, о котором рассказывала мама. А теперь и не спросишь, не у кого.

Высылаю тебе всё, что нашла. Конечно, фотографии отца с финской войны ещё есть, а вот с Отечественной нет. В извещении написано, что отец без вести пропал под Смоленском.

Он уехал 8 июня 1941 года на военные сборы (на день моего рождения), там его застала война.

Моя мама до 38 года жила в Киеве у брата и имела киевскую прописку. С отцом расписалась на свою фамилию Нижник, а я была Горбач. Вот такие пироги. Хорошо, что у мамы сохранилась брачная, ей приходилось постоянно носить с собой, чтобы доказывать , что я её ребёнок, а не подкидыш (шутка).

Витя, мобилок у нас нет, даже нет у сына. Вот такие мы мастодонты, а домашний телефон 5-14-50, код города 8-05537,
Очень хотелось бы увидеться, поговорить, повспоминать, но, наверное, в нашем возрасте это уже несбыточно. Если ты напишешь воспоминания, подари, пожалуйста. Заранее тебе благодарна. Если фото меня и моих родителей тебе не понадобятся – возврати, они у меня в единственном экземпляре.

Здоровья вам всем на многие лета. Целую вас всех старых и малых. С огромным приветом Ваша Алла.

Сайко Алла Андреевна. Скадовск Херсонской обл., ул. Октябрьской революции, дом 7, кв.14.

* * *

20 января 2010 года.
Енакиево, ул. Первомайская, 8а, кв,11, Горбачеву В.Т.

Дорогой мой дядюшка, Виктор Трофимович, здравствуй.

Решила нацарапать несколько слов о нашем нерадостном житье-бытье. 28 декабря Ваня умер в собственной постели, ничего мне не сказав. Дима в 7-30 на скутере уехал на работу (на улице лил проливной дождь), а мы мирно беседовали о плохой погоде. Он откинул голову, два раза всхрапнул и затих. Скорая приехала через 30 минут. 8-02 констатировали смерть.

Приехали на похороны сестра Вани и 3 его племянницы (из Сум). Хоронили 29 декабря, а 30 племянницы уехали, а потом приехала её дочь и забрала сестру домой. Ей в этом году 75 лет, но она здоровая тётка. Вот такой у нас был праздник. Я знаю, что ты это пережил и поэтому стараюсь не жать на жалость. Держусь, креплюсь, особенно при сыне, он очень тяжело переживает утрату отца.

Погода у нас отвратительная — не очень холодно — 4 градуса Цельсия, но страшный гололёд, сечет крупка и очень сильный ветер. Я нахожу себе работу по дому (ездить нельзя — скользко). Копию извещения сняли, а вот паспорт отца (он почему-то остался у нас) и его письмо не могу найти. Найду – вышлю.

Оставайтесь живы и здоровы, наши родные. С прошедшими праздниками Вас, здоровья и долголетия. Большущий привет моей тёте Рае и её семье. Извините за такое нерадостное письмо. Я до сих пор не могу поверить, что всё это произошло с моей семьёй. Живу как в тумане, ничего не соображаю. Хотя жизнь продолжается и нужно жить, сколько тебе отмерено Богом.
До свидания. Твоя племянница Алла и Дима.

Некоторые сведения о родственниках я переношу из дневника, который продолжаю вести.

3 августа 2011 года разговаривал с Галиной Тимофеевной Мазкой-Цыбой. Она интересовалась состоянием Галины Баклаговой и одновременно рассказала некоторые подробности о Михаиле, Дмитрие и Тимофее.

Тимофей Митрофанович Мазка до войны был членом Коммунистической партии. Когда началась война, был призван в армию. Участвовал в боевых действиях, был ранен. Лечился в госпитале в России, в станице Лобинская, это где-то в сторону Кубани. В госпитале его списали, определили вторую степень инвалидности и выписали. Наступление немцев продолжалось. Нужно было принимать меры по самозащите. При Тимофее Митрофановиче были его личные документы: военный билет, партийный билет, справки, выданные в госпитале. Любой из документов свидетельствовал против их хозяина. Тимофей замотал документы и закопал их в землю. Прошлось уничтожить одежду. Которая выдавала его, как воина. Остался в нательной рубашке и кальсонах. В таком виде он попал к немцам, которым с подобными пленниками возиться не хотелось. Они охотно отпускали их, если находились родственники. Какая-то женщина, потерявшая мужа на войне, указала на Тимофея, что это её муж и увела его из немецкого расположения. Такой ценой была получена свобода.

Сам Тимофей был бессилен возвращаться на свою родину, в свою семью. Каким — то образом ему всё же удалось передать весточку своей жене, Любови Логвиновне. Она привела свою дочь Галю, которой было около восьми лет, в Енакиево. В нашу семью. Оставила у нас и помчалась по белому свету искать мужа Тимофея. Мне не известны подробности её мытарств, но Любови Логвиновне всё же удалось найти в дальних краях Тимофея. Женщина, которая спасла Тимофея и считала, что добыла себе мужа, молча и печально смотрела на свою новую потерю.

Возвратившись из странствий, Любовь отвела Тимофея в село Троицкое, а сама отправилась в Енакиево за Галей.

17 сентября 2011 года Галя рассказала, что в нашем роду многие отличались талантами. Дедушка Митрофан Яковлевич из лозы творил кошелки, корзины и всякую всячину, из камня тесал катки для обмолачивания зерна, наверное, и жернова. Иван Митрофанович, которого убила гроза, очень хорошо пел. Дмитрий Митрофанович рисовал и разбирался в лечебных травах, Тимофей Митрофанович был искусный рассказчик. Матрёна Митрофановна прекрасно танцевала, Агафья Митрофановна пела и танцевала, а ты, говорит, пишешь и стихи, и прозу, а я, хорошего борща сварить не могу. Зато она овладела и преподавала в университете французский и владеет английским языком. Действительно, Мазки оказались одарёнными талантами.
.
*** Не менее приятно, а скорее – более, было услышать, что моё воспоминание о бронзовой иконке богоматери, которая осталась у нас с военного времени, имеет продолжение. Я писал, что в те годы однажды тётя Люба оставляла у моих родителей Галю, чтобы отправиться в неизвестность искать своего мужа, Тимофея Митрофановича. Так вот, Галя помнит, что иконку подарил моей сестре Рае итальянский молодой солдат по имени Пьетро. Он прекрасно пел, Рая на гитаре сопровождала пение итальянца. Он всем нравился и видом, и поведением. В своих радужных мечтах Пьетро представлял, что когда закончится война, он с радостью повёз бы Раю в Италию. Он очень любил свою родину и считал, что судьба с ним и многими его товарищами поступила несправедливо, заслав в чужую, ничего плохого не сделавшую страну, с оружием нарушать жизнь прекрасных людей. Армейской части, в которой служил этот молодой человек, пришлось отправиться под Сталинград, где и погиб поющий и мечтающий парень.

* Был случай, когда Галя играла во дворе с девочкой Витой. В нашем дворе жил немецкий офицер. Ему захотелось сделать детям приятное. Он позвал девочек, но они подойти побоялись. Тогда офицер им бросил шоколадку, обёрнутую в фольгу. Девочки отпрянули, думая о худшем, о том, что это могло быть взрывчаткой.

Это видел мой старший брат Николай. Он не раздумывая, бросился и подобрал себе безобидную шоколадку. Интересно, а девчатам что-нибудь досталось?

* Рядом с домом, в котором мы жили, был госпиталь и столовая при госпитале. Николай носил в столовую воду.

* Моего прадедушку Якова, отца Митрофана Яковлевича, близкие звали дедушкой Якушей. Его жена, мать Митрофана, умерла, у нашего будущего дедушки была мачеха.

* В селе Троицком население состояло из украинцев и волохов. Тётя Люба, мать Гали, была по национальности волошкой. Волохи являются представителями национальностей, в которые входили испанцы, итальянцы и другие нации. Галя это связывает с её способностью к изучению иностранных языков.

Продолжение: Дети войны. Часть 2. ИННА

Понравилась статья? Расскажи о ней знакомым


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *