Дети войны. Часть 2. ЭПИЗОДЫ

*** Как тесен мир! Об этом я убедился не раз.

Примерно в 1974 году я зимой отдыхал в Пуще-Водице под Киевом. В столовой за одним столом нас было четверо, кроме меня была пожилая пара и приятный на вид мужчина лет сорока пяти. Через несколько дней совместных обедов перезнакомились. Для меня стало неожиданностью, когда приятный мужчина оказался работником Центрального Комитета Компартии Украины, который сообщил, что он когда-то жил в городе Енакиево. В продолжении нашего знакомства выяснилось, что он знает Вику, брата моего одноклассника Славика Семёнова, переписывается с ним, что Виктор живёт в Донецке и работает в обкоме профсоюзов. Но пиком неожиданности стало то. Что он в Енакиево работал в райисполкоме и хорошо помнит Трофима Ивановича Горбачёва, который тоже работал в райисполкоме и возил на лошадях начальника финансового отдела. Я уточнил, что отец возил председателя, но мой новый знакомый поправил, что он не ошибается, отцу приходилось возить председателя, когда его экипаж отсутствовал.

К сожалению, по каким-то причинам этот человек прервал посещения санатория, а с этим прервалось и знакомство.

Не менее поразительное совпадение произошло подобного типа в санатории в Одессе. Со мной в палате отдыхал сосед родителей моей соседки Татьяны Демьяновной Присяжнюк. А тот человек помнит Таню Грищенко... Он через меня передал моим енакиевским соседям от соседа луцкого привет.

Когда я возвратился домой и рассказал об этом Присяжнюкам, они удивились не меньше меня такому совпадению, поистине мировой тесноте. Они подтвердили, что этот человек действительно был прокурором, который в своих рассказах называл себя прокуратором.

15 июля 2002 года, понедельник.

Ландыши на Т20 летом всегда оставались зелёными, хотя засушливые сезоны у нас постоянны. За последние два дня они все стали желтыми.

В начале месяца я обратил внимание на групповой взлёт мошек возле куста розы. Они взлетали группами по несколько штук вертикально и улетали в южном направлении, как по команде. Это привлекло моё внимание. Подошёл. Из-под могильной плиты, которая лежит на огороде от ликвидированного кладбища примерно в 1930 году, появлялись чёрные муравьи, среди которых большинство были крупнее, с брюшками и крыльями. Очевидно, это были самки (матки), они-то и взлетали, чтобы где-то в южном направлении создать новую колонию для распространения своего рода и вида. Среди ползающей компании были мелкие крылатые экземпляры, которые тоже пытались взлететь, но им это не удавалось, они были обречены ползать, а не летать. В путь отправлялись сильные представители муравьиного племени. Племенные муравьи.

Подобную картину я наблюдал за коричневыми муравьями, примерно, в 1985 году на дачном участке на Красном городке.

Бесконечная полоса муравьёв переселялась на новое место. Конечный пункт переселения находился под тропинкой, разделяющей мой участок по длине, не далеко от груши. Движение муравьёв я следил на расстоянии метров пятнадцати, начиная от пустыря за моим участком. В зарослях бурьяна трудно было рассмотреть начало пути: толи это был муравейник, толи муравьиная нора. Муравьи были сосредоточены и перемещались колонной, не разбегаясь. Каждый был занят каким-то делом: большинство несли свои личинки, другие им помогали переходить препятствия, третьи перемещались рядом с потоком, очевидно, управляли движением и передавали информацию.

Поток существовал минут сорок пять от того времени, когда я начал наблюдение, за это время их прошло более 130 тысяч особей.

В конце колонны были одиночки, может, чистильщики, они, наверное, уничтожали следы колонны, чтобы их враги не знали о переселении семейства. Новый муравейник существовал несколько лет.

Не только у людей, даже у насекомых на выполнение любых задач существует порядок и правила.

Я убеждён, что бога, как субстанции, нет. В нашей семье отец и мать были такими верующими, как в поговорке — мужик не перекрестится, пока гром не грянет. Хотя они как большинство отмечали праздники: Пасху, Рождество, Троицу и другие православные торжества. Родители никаким образом не препятствовали всем своим сыновьям стать комсомольцами, а Павлу и мне стать членами Коммунистической партии...

Когда мне было шесть лет, мать рассказала, что в день Пасхи Иисус воскрес из мёртвых после распятия на кресте. Чтобы в этом убедиться, я с матерью вечером пошёл в городскую церковь святить пасху с целью увидеть воскресшего Бога.

Когда пришли к церкви, там уже было много людей. которые держали в руках то, что подлежало освящению: пасха, яйца, сало. Всё это было помещено в белые платки или косынки. Всё было красиво и торжественно, придавало уверенность, что произойдёт всё то, о чём мне рассказала мать. Я смотрел во все стороны, боясь пропустить важное событие – появление Бога.

Вместе с людьми зашли в церковь, на меня со стен и потолка смотрели красочно расписанные лики святых и картины из Библии.

Я, наверное, надоел матери своими распросами: ну, где же, ну, когда же? Мать уточнила, что событие воскрешения произойдёт в 12 часов ночи. А пока было 10 часов. К этому времени я приморился, потому что путался под ногами у взрослых, часто, зазевавшись, терял мать, волнуясь, метушился в поисках её. Людям это не нравилось и они покрикивали на меня, чтобы я их не толкал. Кроме того, они, наверное, подозревали, что я один из тех, кто покушался на их пасхи. Волновался не только я, волновалась и мать за меня. Совсем рядом с церковью жила семья наших знакомых Дардасенко. Мать предложила мне пойти к Дардасенчихи и побыть там до 12 часов, а то меня толпа совсем затопчет. В 12 часов мать обещала меня забрать. Я согласился.

Дардасенки: мать, сын Виктор и дочка Люся не спали и с удовольствием отнеслись к нашему приходу. Тётя предложила мне немного вздремнуть, но я наотрез отказался, боясь пропустить воскрешение Бога. Тогда Люся предложила посмотреть коллекцию минералов, которую они привезли с Урала, где они были в эвакуации во время войны. Коллекция была прекрасная настолько, что я и сегодня вижу размещённые в гнёздах, вымощенных белоснежной ватой всевозможные образцы. Они меня поражали строгой геомет-рией боковых граней, преломляющий даже слабый свет керосиновой лампы в радужное сияние, другие выблёскивали из сложных разломов светом фантастических светлячков, третьи поражали чистотой цвета, выглядывая из белой ваты синевой, красным кораллом и непостижимыми оттенками радужного спектра. В то время мной завладел страх потерять это видение и я забыл о Боге… Когда я с матерью выстоял время пока священники освятили нашу пасху и всё же не увидел Бога, настало первое разочарование и обида за обманутые надежды.

Но это еще не все.  Во мне осталась вера, что я увижу Бога, если он только есть.

Через девять месяцев от Пасхи пришло Водохрещение. Когда-то, а точнее 1914 лет тому назад, Иисус крестился в реке Иордан. Я не хотел упустить случая увидеть Бога, предполагал, что он в этот день мог появиться у нас во время освящения воды. Набрал полный бидончик трёхлитровый воды и пошёл в церковь. Мороз был сильнейший. Помню, как стучали мои подошвы о мёрзлую землю. От Межевой, где мы жили на квартире у Кульбакиных до церкви было примерно километр. Мои руки, ноги, нос замёрзли на первой сотне метров от дома, но цель гнала меня в город. Скорее бы дойти, в церкви можно отогреться, там много людей, надышат — в помещении будет жарко. Пальцы на руках окоченели, стали как крючки. Я натянул рукава, согнул руки в локтях, чтобы бидон держать через рукав. Пытался бежать, чтобы скорее пройти путь, но вода плескалась из бидона на штаны, которые сразу покрывались льдом.

Прохожие, глядя на меня, кричали: « Куда идёшь, где твои родители, куда они тебя отпустили, вернись домой, замёрзнешь!» Растроганный вниманием прохожих, я заплакал, слёзы на щеках усилили мои страдания.

Вот уже и церковь. Но мне отогреться не пришлось. В тот момент, когда я добежал к ней, из дверей плотной толпой выходили люди с посудой, подобной моей, а впереди с иконами и хоругвями выдвинулись священнослужители толстые и красные от избытка здоровья и сытости. Какая-то пожилая женщина схватила меня за свободную руку и увлекла к людям, которые держали у ног своих банки, чайники, бидоны. «Люди добрые, пропустите мальчика, пусть он скорее освятит воду, а то он совсем замёрзнет. Кто же тебя отпустил в такой мороз?»

Шествие обогнуло церковь и поп веником стал мочить шеренги посуды и людей. Я захотел спать, но люди стали торопить, мол, всё, можешь идти, беги домой.

Я не помню обратного пути, ноги уже не мёрзли, пальцы как крючки, только какие-то толстые, держали бидон с заледеневшей водой. Она уже не плескалась. В бидоне был священный лёд.

Мать плакала от страха, увидев меня, я плакал от счастья, что оказался дома и от обиды, что мучился напрасно – никакого бога нет, если бы был он, то защитил бы меня от мороза.

У меня болело всё: казалось, что ноги болели вместе с ботинками, когда мать, плача, стаскивала с моих ног, болели руки, тепло квартиры загнало под ногти длинные иголки, я кричал от боли и замолк только тогда, когда мать опустила мои руки и ноги в таз с холодной водой. Холод воды вытеснял из моих конечностей накопившийся мороз.

Я долго болел после этого, у меня вспухли железы там, где ноги сопрягаются с животом. Они болели так, что я не мог ходить. Ваты не было, мать ножом строгала вафельное полотенце, от этого получалось подобие ваты, но пушистее её. Этот пух мать пропитывала каким-то лекарством и ложила на больные места.

Я выздоравливал. Но с тех пор я не желал переступать порог дома, где в воображении многих может водиться бог.

Начиная с 1995 года, я много раз перечитывал Библию, Энциклопедию, Всемирную историю, труды Касимежа Касидовского, учёного, посвятившую большую часть своей жизни анализу святого писания, я прочёл письма Плиния Младшего, современника и друга Пилата, но всё это и многое другое подтверждает только, что легенды об Иисусе Христе это отобранный, канонический идеологический материал, с помощью которого возможно управлять массами людей, обязав их верить, а не знать.
Чем больше я искал бога, тем дальше от него удалялся.

10 января 2003 года, пятница.

Вчера Инна водилась с внучкой Таней: школа, музыкальная школа. Таня мечтает о братике Володе, будет с ним ходить колядовать… Сваха болеет… Купили прибор для определения кровяного давления за 35 грн. Теперь будут мерить – и болеть, Андрюша с палочкой ходит к нам по утрам, хромает. Был с Олей на Новый год и Рождество... и Алла Петровна…Собачка, которая сопровождает нас с Инной, была сбита машиной, ребята со двора носили её к ветеринару, лечили, выздоровела, но прихрамывает. Вчера, несмотря, что хотел от неё улизнуть, она меня заметила, ласкалась, улыбалась, брала из рук хлеб и ложила на землю.

Не мы выбираем животных, а они нас.

3 февраля 2003 года, понедельник. Много снега. Он падал всю ночь с пятницы на субботу. С Киева выезжал по сухой погоде, а в Дебальцево приехал – снег по колено и многие автомобили не могли вырваться из снежного плена.

Поездка в Киев с Кузнецовым и Лященко ( Углепо-ставка) была неудачной. Работники Минтопэнерго не выработали текста уставов, путаются. Завтра должны разобраться, а нам надо выезжать.

Как я трудно возвращался. Боль в желудке и кишечнике терзала меня с 22 до 5 часов утра. Думал не выдержу. Люди в вагоне дали лекарство «форте» и анальгин, с помощью которых я заглушил режущую боль.

В Киев надо ехать снова, в третий раз…

6 мая 2003 года.

Вчера видел внука Владимира. Родился на Пасху 27 апреля. Вес 3,1 килограмма, рост 51 см. Лариса сама пошла в больницу и там родила. Об этом сваха, Надежда Тимофеевна сообщила в 15-50.

Посидели со свахой и Володей, выпили за здоровье и разошлись.

Фамилия спасена!

26 мая 2003 года, понедельник.

Командировка закончилась в субботу 24 мая.

В Никитовку прибыл в 7 утра, до Енакиева добрался через автовокзал Горловки, чтобы не деформировать Киевский торт, который вёз Инне на день рождения. Кроме торта привёз конфеты «Вечерний Киев». Инна была довольна. Гостям объявила, что торт и конфеты доставлены из столицы.

Гости: Володя, Лариса, Таня, Тимофеевна, Оля , Валя Ерохина, Алла Петровна.

10 июня 2003 года, вторник.

В воскресенье Инна снимала копии с Закона «О пенсионном обеспечении» и принесла ксерокопии от 1.02.1978 года ( день 50-летия «Родника») , на котором наши земляки- литераторы Владимир Попов, Михаил Пляцковский, Иван Дрозд. Инна не заметила, что на этой фотографии был и я.

А было так. По поводу юбилея «Родника» в город приехали наши писатели и поэты – земляки: Владимир Попов, автор романов «Сталь и шлак», «Сталь закипела», поэт – песенник, бывший редактор газеты «За металл» Михаил Пляцковский, поэт Анатолий Кравченко, Славик Жуковский – поэт и мой товарищ по комсомольско-молодёжному экипажу, паровозу 9П 21527.

Секретари горкома партии в тот день 1.12.78 г. были заняты, поэтому на мероприятие направили меня и заведующего отделом пропаганды и агитации Науменко В.М... Торжественное собрание проходило в большом зале ДК 40-летия Победы.

В тот же день, вечером, в ДК отмечалось ещё одно событие: коллектив мартеновского цеха ЕМЗ досрочно, на месяц раньше срока закончил выполнение годового плана. Писатели и мы с Науменко были приглашены на торжество. Перед этим состоялся капитальный обед в ресторане на блочке. Было и спиртное. Гости не скромничали, вместе с Пляцковским были две его знакомые женщины, поведение которых выходило за рамки протокола. Были тосты.

Я не мог уйти раньше один, да и чувствовал себя нормально. Нажимал на закуску. Не открутился и от ДК. Вечер прошёл нормально, но было трудновато.

Ксерокопия напомнила мне тот день до подробностей. Домой я принёс несколько книжек с дарственными автографами Попова, Кравченко, Жуковского и Пляцковского.

16 июля 2003 года, среда. Прогноз: облачно, кратковременные дожди, грозы, ливни, град.

По пути на работу встретил брата Павла. Он всегда был выше меня, а сейчас ниже. Он довольно бодро шел автобус для поездки на старопетровскую дачу. Мой вид вызвал у него одобрение. За минуту до встречи я думал о том, что приду на работу и позвоню ему. 2003—1917=86 лет. Ещё молодец. Пусть живёт больше меня.

14 июля генеральный директор Подорванов предложил стать его помощником с зарплатой 800 гривен с 1–го июля. Я поблагодарил.

22 июля 2003 года, вторник. Я прошёл трудовой путь от помощника машиниста паровоза до помощника генерального директора государственного предприятия «Орджоникидзеуголь»

…Семейное напряжение: заболел внук Богдан, понос, вчера вечером Лариса в сопровождении Инны, легла в больницу, мне дала задание найти на базаре у бабок траву «заткни гузно». Никогда такой не слышал.

В субботу и воскресенье у меня начались проблемы, толи межрёберные связки, толи что-то серьёзнеё.

Ольга во время болезни Андрея взяла в банке «Аваль» для какого-то предпринимателя кредит на 4 тысячи грн. Несчастье.

11 августа 2003 года. Понедельник.

Обещают похолодание. Этого хочет вся Европа. Католический Папа сам молится и призывает к этому всю общественность просить бога о помиловании.

…Умирает Люся, наша старушка-собака. Она прожила не обделённая вниманием, как все наши четвероногие друзья, встречала с улыбкой, провожала с сожалением. Взгляд её стал тусклым, грустным, ходит следом, не хочет расставаться и надеется на чудо, ей верится, что я смогу её спасти. Она всё понимает, говорю что ты ходишь, пойди, полежи в холодке. Поворачивается, уходит и снова возвращается ко мне. Глажу ей морду. а её глаза смотрят на меня, просящие. Сердце моё разрывается в печали. Мне легче пережить свою боль, чем боль и горе моих близких, в том числе животных.

13 августа 2003 года, среда, 15 град. Напоминание осени.

Вчера похоронил Люсю под орехом, там, где она умерла. Когда-то я её гнал, была чужой. За долгие годы привык к ней так, что тоска меня захватила и мучает.

Андрей хоронил какого-то приятеля. Пришел после поминок с двумя. Я дал ему ведро абрикос, чтобы не испортили дерево.

18 августа 2003 года. Понедельник.

Выходя из подъезда на работу, увидел своего сына Володю, стройного, чистого и красивого. Ему 33. Мне 33 было в 1971 году, через год от его рождения. В том году я был принят на работу в горком партии, в 1970 году окончил институт, родился Володя, я стал отцом двух сыновей, тоже был стройным и молодым.

Вододя в свои 65 будет таким, как я сейчас.

Неужели я был таким?

26 августа 2003 года, вторник.

Собрал все силы, чтобы подняться на работу. Три дня не работали по случаю Дня Независимости. В течение этих дней было временами хорошо, но неожиданно сегодня утром боль возросла до такого уровня, что невозможно дышать. Думал: на работу не пойду, но попустило и я на работе. Получил зарплату – остаток июня и 60% июля.

8 сентября 2003 года. Понедельник. « Уж небо осенью дышало…»

Первый день после закрытия больничного листа: острая пневмония правого лёгкого, верхняя часть. На работе всё срочное ждало моего возвращения.

10 ноября 2003 года. Понедельник.

В субботу обратился в тубдиспансер, принял врач Соколов, сделали рентген, оценили, что картина улучшилась, приписал 210 пилюль и капсул, месячную норму. Каждое утро выпивать по 7 штук натощак.

На Т20 к Кеше прибилась чёрная сучёнка – Люся-2.

Учится у Кеши прилежно, старательно, повторяет всё, что делает учитель: если он лает, лает и она, начнёт Кеша снова лаять, она поступает точно так. Я удалял старые ветки помидор, она тянет тоже за ветку. Отвязываю ленты, которыми подвязывал помидоры, тянет ленты. Залезла на кучу ботвы, оттуда вытягивает пропущенные ленты. До всего у неё есть дело, во всём участвует.

В первую нашу встречу она первая бросилась к миске с пищей, я на неё крикнул, она отбежала, легла на траву и пролежала пока я был во дворе, вчера, спустя неделю, она не ест, помнит, что я ей это запретил однажды. Пришлось её приглашать к обеду. Набрал ложку, подал. Она с ложки съела, подал посуду, стала есть с посуды, но осторожно, ожидая, что крикну.

Очень способная ученица.

Вечером встретила меня далеко от дома, обрадовалась: побежала в направлении Т20, через 15 метров развернулась – мчится навстречу, стелется чёрным лоскутом, смеётся. Хватает зубами за руку, словно кусает. Славная собака. Мы её не приглашали — она сама выбрала нас и Кешу.

Кроме Люси на Т20 приходил кот, которого Андрей прозвал «Матроскин».

20 ноября 2003 года, четверг. Дождь и 65 лет, а работы ещё больше.

Утром в мой кабинет пришли: Рудой Владислав Валентинович, исполняющий обязанности генерального директора с большой группой руководителей дирекций. На моём столе Рудой увидел книгу по горному делу и это стало поводом восхищения о том, что я а не технологи занимаются теорией, я его удивил. Было много поцелуев. Владислав Валентинович с искренним тоном сказал, что он желает долго работать со мной.

Девчата подарили сумку, намёк на то, что хватит ходить с пакетом.

Рудой вручил приветственный адрес и букет из 11 красных гвоздик. Секретарь генерала вручила ручку, карандаш и записную книжку – символы моего оружия.

В 2001 году был выпущен буклет, посвящённый 65- -летию образования производственного объединения «Орджоникидзеуголь».
Вся текстовая работа, исторические сведения, их поиск и достоверность — всё это и многое другое – моя работа.

11 декабря 2003 года. Четверг. Мороз усиливается.

100 миллионов лет назад здесь было неглубокое и теплое море. В нём жили кораллы и морские ежи, теплолюбивые микроорганизмы. Береговая линия Древнего моря проходила по территории города Снежного и Амвросиевского района, практически полностью заливая территорию донецкого края...

Я узнал, что у нас было море по находке окаменевших моллюсков, которые обнаружил на 56 участке шахты им. Карла Маркса на горизонте 875 метров от поверхности.

15 декабря 2003 года. Понедельник. Облачно, тепло.

В субботу ходил к эскулапам, получил очередную порцию лекарств.

В субботу проходил по 1-й Лесной. По пути к бывшей нашей улице видел детский сад, куда водили Андрея, котельную, откуда по телефону вызывали врачей на дом. Надо ещё когда-то пройти здесь, чтобы восстановить в памяти как тут было, кто здесь жил.

Выстроены двухэтажные дома, старых домов осталось мало. Без экскурсовода ориентироваться трудно. Уже нет высоких тополей, водопроводного крана. В нашем саду возвышается до небес груша, которую я когда-то травмировал.

31 декабря 2003 года, среда.

Ночью по просьбе Люси выходил на улицу. Побежала, облаяла кого-то, домой возвращалась неохотно. Очень ревнива. Инна взяла кошку Машу на руки, а собака лает, чтобы её тоже взяли на руки. На полу у неё шуба бабушки Ани, на ней кости, закопать негде так собака легла на них, охраняет от кошки.

4 января 2004 года

Михайловский Станислав Максимович, директор Учебно-курсового комбината, в прошлом сотрудник по горкому, напомнил, что Володя Макаров по любому поводу желал здоровья, счастья и большой любви к производству. Славик жизнь завершил суицидом.

12 марта 2004 года. Без перчаток руки не мёрзнут, а стынут.

Вчера по пути домой на трамвайной остановке «Лермонтов» встретил Алика Юнеля, с которым больше 10 лет работал в железнодорожном цехе. Он напомнил мне о хороших машинистах паровоза евреев Бильсоне и Вейце. А я о Бильсоне уже было позабыл.

Хорошо, что Алик воскресил его в моей памяти. Бильсон работал старшим машинистом на паровозе 9П 185, помощником у него был Жора Кожухов, На этом же паровозе работал машинистом Янукович Фёдор отец будущего Президента Украины.

Бильсон внешне был по-еврейски нескладным: правое плечо было выше левого, спина не горбатая, а, как коромысло – округленная. Лицо выглядело моложавым, речь чистая, но порой сходящая на дисконт. Во время разговора проскальзывали запинки, типа «д-да». С нами, молодыми транспортниками, обращался как с равными.

25 мая 2004 года. С погодой нормально.

Сегодня Инне 65. Отметили дома. Была Тома с Денисом и Сашенькой, пришли Володя, Лариса с Антоном и Алла. Позже, когда гости разошлись, пришли Андрей с Олей, посидели вчетвером.

Андрей каждый день «оплакивает» Кешу, мне тоже очень грустно. Трудно расставаться с животными, которые любили тебя, а ты их.
В субботу, 22 мая пошёл с Люсей кормить Кешу. Открыл калитку – не встречает, цепь в будке. Нагнулся: Кеша лежит, как спит. Зову: « Кеша, Кеша»- он не реагирует… Умер во сне.

Возвратился домой, снова пришли с Инной, похоронили под абрикосой. Тоска, Кеша прожил 12 лет. Милый, ласковый, умный, преданный. Перед этим, в последний выходной день я его вычесал от зимней шерсти, Кеша радовался. На следующей неделе он снял ошейник и пришёл к нам на Первомайку с Котлетой, радовался встрече с Инной. Это он приходил проститься. От него изо рта сильно воняло, что-то было с желудком. Но пищу ел всю. Оля в пятницу его кормила. Утром посуда было чистая. Он умер во сне, следов агонии или мучений не было.

Мы потеряли большого друга.

30 июня 2004 года, среда. Второй день в рубашке с коротким рукавом.

Куда спешу, когда никто не гонит?

Утром предложил Демьяненко отозвать Рагель Наталью Ивановну из штаба Партии регионов. Удивлён и возмущен моим решением об уходе.

Громов В.И., работая секретарём партийного комитета ПО « Орджоникидзеуголь», без моего ведома принял в партию Януковича с двумя судимостями.

Звонит мне Нечепуренко В.И. инструктор отдела организационно-партийной работы обкома партии: « Ты кто там, пастух или заворг? Что вы вытворяете? Приняли в партию дважды судимого! Такого случая во всей стране не было!»

На автобазу ПО «Орджоникидзеуголь» был принят механиком из автопарка Капцова П.И. молодой, высокий парень, о его судимостях никто не знал.

Янукович работал умело, его поддерживал Сёмченко, генеральный директор ПО «Орджоникидзеуголь». Строили новую автобазу, расширяли автомобильный парк. Горком партии и Сёмченко обратились за помощью к депутату – земляку Береговому приобрести выгоднее автомобили. Направили в Москву Януковича с полномочиями руководства. Так установился контакт между Береговым и Януковичем, который после решения парткома стал трамплином для взлёта Януковича.

Последующие шаги: глава Донецкой облгосадминистрации и пост Премьер-Министра Украины.

После этого была пора борьбы и сражений с представителями оранжевой власти.

15 июля 2004 года, четверг. Утренний дождь промыл мой последний путь на работу.

Начиная с сентября 1957 года по сегодняшний день, длилась моя трудовая жизнь:
13 лет — Енакиевский металлургический завод,
10 лет – Енакиевский горком Компартии Украины,
13 лет – шахта имени Карла Маркса,
10 лет Производственное объединение, государственное предприятие «Орджоникидзеуголь».
Мой рабочий последний день проходил, как всегда в работе: подготовил информацию для министерства, сдал на телеграф для передачи факсом, Вычитал мероприятия по проведению Дня шахтёра, написал перечень первостепенных работ отдела. Обошёл и сдал обходной лист, проинформировал директора по экономике Кузнецова о выполненных мной некоторых заданий министерства.

Продолжение: Дети войны. Часть 2. ВОСПОМИНАНИЕ СЕСТРЫ

Понравилась статья? Расскажи о ней знакомым


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *