Дети войны. Часть 2. ВОСПОМИНАНИЕ СЕСТРЫ

В начале 30-х годов прошлого века наша семья жила на квартире Петра Петрова (Волоха). Сейчас это центр города и на месте двора находится южная часть здания горисполкома.

Когда в райземотделе проходили совещания, во двор Петра Волоха съезжалось много бричек, линеек, двуколок — весь легковой транспорт председателей колхозов района. Поездки на совещания занимали много времени, поэтому на телегах привозили разную снедь: овощи. фрукты, мёд, караваи хлеба, мясо, сало, колбасу, вино и водку. В эти дни во дворе была суета, дым стоял столбом: варился борщ, компот, жарилось мясо, пеклись пироги, готовилось всё, на что были способны мать и тётка Мария, жена хозяина двора.

Когда совещание подходило к концу, кто-то из кучеров сообщал об этом. На установленные столы выставлялись тарелки, миски, ложки, всё приготовленное и привезенное.

А как только шумная толпа, разгоряченная совещанием, похвалой и критикой, проголодавшаяся ещё с дороги в город и долгим заседанием, появлялась у ворот, из кастрюль и чугунов наливался парующий вкусный борщ, такой, что только слюни текли, в стаканы из бутылей и четвертей булькала водка в стаканы. Выпили, загомонели,
— До чого ж смачний борщ завжди варэ твоя Мотя, Трохим Івановичу!
— Було б з чого, їжте на здоров"я.

В содержание стола всё время вносятся изменения: меняется посуда, ставится горячее жаркое, запах парующей картошки с жирными кусками мяса призывают наполнить пустые стаканы. В каждую большую миску с разных сторон ныряют расписные деревянные ложки, подхватывая картошку и мясо. Кое-кто уже послабляют затянутые ремешки на штанах.

Наступает время перекура. Из карманов извлекаются кисеты, портсигары. Ловко крутятся самокрутки, козьи ножки, набиваются люльки.

Дым кольцами и облаками поднимается над разгоряченными головами.
— Трохим Иванович, а чого це ти не куриш? Лишаєш себе такого задоволення? Попробуй мого табачку.

После довгих уговоров потянулась рука Трохима Івановича к кисету, но не клеилась цигарка...Свернули ему цигарку. Только один раз затянулся отец из цигарки, закашлялся, слёзы потекли. Бросил на землю, роздавил каблуком цигарку на этом и закончилось всё удовольствие. Эту историю рассказала Рая на даче своей дочери Валентины в день её рождения (42 года) 2 мая 2002 года. Кроме нас с Инной участвовали Лариса с Лавриковым, Надя с Александром, Вадим, их сын с женой Олесей и сыном Тамерланом, сосед Сергей с сыном Кириллом.

Знаменательно то, что на следующий день, 3-го мая 2002 года я бродил курить и не курил до дня смерти Инны, 26 сентября 2006 года.

Тогда же, вспоминая детство, Рая рассказала, как она сама пошла в школу. Мать работала уборщицей в партизанском магазине, который находился в районе горкома партии.

Павел учился в седьмом классе, Раи было около шести лет. Ей очень хотелось в школу. Она брала Павлушины книги, носилась с ними по хате, а однажды, корда Павел ушёл в школу, Рая собрала в наволочку книги и как с мешком, перекинутым через плечо, оправилась в школу. Вместе со школьниками вошла в класс, села за стол. Пришла учительница, посмотрела на всех учеников, взгляд остановился на новой ученице, явно малолетней школьнице." Как тебя зовут?"_ «Рая». "Ты знаешь куда пришла ? " — «В школу»
«А что у тебя в сумке»?- «Книги моего брата, он учится в этой школе и я хочу».
— «Ну, если тебе нравится и ты не будешь баловаться, ходи. На тебе тетрадку и карандаш, а книги оставляй дома».

Рая с интересом слушала, запоминала, о чём шла речь , а когда был урок пения, пела со всем классом.

Продолжение: Дети войны. Часть 2. Эпизоды. Сотрудники

Понравилась статья? Расскажи о ней знакомым


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *