Казбек 2014. Как это было. Часть 3-я

Следующее утро, 20 августа 2014 года, на высоте выше 3500 метров выдалось ураганным.  В какой-то миг показалось, что на нашу палатку обрушилось что-то очень большое и тяжелое. Верхушка палатки вжалась во внутрь, и остановилась только упершись в наши спящие  тела. Защитные алюминиевые дуги, адаптированные к экстримальным ситуациям, скрутились с легкостью  детской удочки. Имея подобный опыт, понимаю, что оттяжки-веревки уже порваны штормом и ветер сейчас постарается развить свой успех, закончив уничтожение палатки. В таких ситуациях мы напеваем песню «Атланты держат небо на каменных руках» и помогая палатке остаться целой, держим непослушные погнутые дуги руками, упершись всеми другими частями тела в днище палатки. Пока ребята держат верхушку, выскакиваю наружу, перевязываю и восстанавливаю растяжки, усиливаю нижнюю защиту тента, заложив его юбку по всему периметру большими тяжелыми камнями. В обычных условиях на эту работу уходит до четырех минут. При шквальном ветре с дождем, когда мелкие камни секут тебя по лицу, попадая в глаза, нос, глотку, уши, это время в разы увеличивается. Наблюдаю, как мимо пролетают не привязанные вещи других команд, шапки, футболки, носки, пакеты. Польская команда не успела спасти одну из своих палаток и, пока ее окончательно не унесло, заложила половину камнями.

Сворачивая свой штурмовой лагерь, мы собирали каждую палатку впятером, где трое служат обыкновенным грузом и дополнительными руками. Попрощавшись с друзьями из других групп мы командой вышли в путь к своему базовому лагерю в Степанцминде. Возвращение штурмовой команды в базовый лагерь всегда эмоционально, трогательно и душевно. Члены базовой команды очень стараются и делают вам приятные вещи, кормят, поят, помогают даже в самых простых делах, чуть ли не на руках носят.

В базовом лагере и поселке приводим себя в порядок. Посещаем монастырь святого Ильи, купаемся в бассейне с минеральной водой из горного источника, изучаем в музеях Степанцминды историю альпинизма и самого поселка.


Но также обращаем внимание, что с утра 21 августа в воздухе постоянно кружат вертолеты. Чуть позже, на дороге в сторону таможни, появляются полицейские машины. Чувствуем напряжение в воздухе. После разговора с полицейским узнаем, что на единственную дорогу между Грузией и Россией сошел селевой поток. Таможенный пункт Верхний Ларс полностью завален грязью и камнями, часть дороги отсутствует. На восстановление уйдет от нескольких дней до недель. А нам завтра, по графику, выезжать! Выслушав мнение команды, принимаю решение ехать домой в объезд. Так, между поселком Степанцминда и Владикавказом — 48 километров. Но теперь мы поедем в объезд через восточную Грузию, Азербайджан, Дагестан, Чечню, Ингушетию и Северную Осетию и въедем во Владикавказ, проехав более 1000 километров. Потратим три дня, но не будем ждать непредсказуемого. (Примечание автора: команда вернулась в Енакиево 28 августа 2014 года, а таможенный пункт Верхний Ларс возобновил работу только 2 сентября 2014 года)

Должен признаться, что эта тысяча километров была одной из самых впечатляющих в моей туристской жизни. Начну с Азербайджана. После бедной Грузии, Азербайджан сразу поражает своей роскошью и богатством. Богатые поселки с прекрасной архитектурой, множество зеленых декоративных растений, красивые парки и сооружения. Приятно удивили в парках бесплатные туалеты и души. Удивило не то, что бесплатно, а какие они! Такие строят в дорогих престижных отелях, а в Азербайджане, в поселковых парках, ими могут пользоваться все желающие. ГСМ (масла, бензин и дизельное топливо) самые дешевые в СНГ. Даже после обесценивания гривны, литр дизельного топлива, в переводе с маната (денежн. един. Азербайджана) на гривну, стоит 10,50 гривен, а до подорожания - 6,60 гривен. Зато все остальное значительно дороже! Вся беда для нас в том, что манат очень дорогой по отношению к гривне. Один манат стоит как одно евро, поэтому, кажущиеся небольшие цены в переводе на гривны очень велики.

Вся прелесть Азербайджана уничтожена их таможней. Хуже их таможни мало что можно увидеть и пережить. Врагу не пожелаю выезжать из Азербайджана в Дагестан. Когда мы въезжали в Азербайджан со стороны Грузии, коридор, похожий на длинный собачий вальер, с колючей проволокой вверху, просто насторожил, для чего такие нужны? Для зверей что ли? Об этом мы узнали когда выезжали из Азербайджана. Скажем так, въехать в Азербайджан со стороны Грузии и выехать из него в Дагестан, большая разница. В отличии от русской и украинской таможни, где пассажир почти все время находится возле своего транспортного средства, азербайджанская таможня имеет совсем другие правила. Но это надо было знать, а нам, как и сотням, если не тысячам других людей, никто ничего подобного не объяснял.  На границе с Дагестаном скапливается большая очередь, многочасовая. Очередь создается нерасторопностью азербайджанских таможенников. Нет, мзду они не берут. За них это делает их государство. Об этом чуть ниже. Нет, они и не лентяи. Просто они никуда не торопятся и плевать хотели на километровые очереди. Главное отбыть свою смену, как нибудь. Со зверями общаться и сам животным становишься. Животные это люди, для которых и были сделаны эти вальеры с колючей проволокой. К сожалению, или к счастью, я так и не понял, это азербайджанцы или дагестанцы? Лучше пусть это и останется для меня загадкой, чтобы не оскорблять  невинный народ. В общем, дело такое. Таможенники высаживают вас из транспортного средства  и запускают в этот вальер, а ваш автобус едет в многополосной колоне к таможенным терминалам. Вы его не увидите более 10 часов, но вы об этом совершенно не знаете. В вальере, за поворотом вы начинаете понимать, что перед вами сотни людей, допустим четыреста человек. Из этих четыреста, двести женщин, пятьдесят детей, сто нормальных мужчин и 50 животных, то есть молодых обдолбленных людей, которые с сигаретами в зубах лезут напролом без очереди, отталкивая женщин, детей, окружающих и их вещи. Зачастую возникают конфликты и ссоры. Ничего человеческого в этих обдолбышах нет. Обматерить, отпихнуть, оскорбить женщину для них вполне естественно и обыденно. И все это на глазах у молодых пограничников, которые, кроме умного вида, ничего больше сделать не могут. После вас занимают очередь еще сотни людей, из которых будет пятьдесят таких животных. Они будут лезть по сетке как ящерицы и обезьяны, дышать перегаром, оскорблять, вступать в конфликты.

Когда все-таки, через несколько часов очереди в этом коридоре позора, где даже присесть негде,  вы проходите азербайджанскую таможню с раздраженными сотрудниками, и получаете штамп в паспорте, что покинули территорию Азербайджана, понимаете, что и туалеты закончились. Вы простояли стоя в очереди в вольере для животных несколько часов, надеясь в человеческом помещении найти удобства, но там их тоже нет. Затем вы идете на улицу, где тоже его не находите, а таких как вы сотни и тысячи. В общем, кто где может.

Это не все. Когда вас пограничник высадил из автобуса и запустил в вольер, на улице стоит теплая солнечная погода. Через шесть часов, глубокой ночью, в горной местности очень холодно, а мы все в той-же одежде, что выходили в жару. Еще через несколько часов, сидя от усталости на бетонном бордюре, а больше негде, голодные и злые, прижимаясь друг к другу, как пингвины, цокотим зубами, не в силах сдерживать холод. Не только мы, сотни не предупрежденных людей, много из которых детей. Поверьте, встретить выпущенный за громадные ворота автобус, было значительно воодушевленнее, чем взойти на Эльбрус и Казбек вместе взятые.

И это еще не все. О государственном рекетирстве. Когда вы въезжаете в Азербайджан, вам приветливо говорят, что по правилам страны вы должны оставить в залог двести долларов за транспортное средство. Этот залог вам вернут, когда вы будете выезжать из страны. Когда при выезде из страны вы просите возвратить залог, оказывается, что вам его возвращать никто не собирается! И дают понять, что если вы хотите доказать свою правоту, то вам здесь придется задержаться еще на неопределенное время. После четырнадцати часов ада оставаться здесь никакого желания больше нет. Да засуньте себе в задницу по двести долларов с каждой машины.

Мои личные выводы — азербайджанская таможня — позор нации, а всем известная поговорка «Восток — дело тонкое», навсегда потеряла для меня свой смысл. Теперь для меня «Восток — дело грязное».

И еще, российские таможенные мздуны, за три таможни (в Новоазовске, Яраг-Казмаляр и Белгороде), вывернули с нас, как эта азербайджанская одна.

На этом, негатива достаточно, ведь все остальное было просто прекрасно.

Дагестан. Ах, какое там чистое Каспийское море! Громадные площади не загороженной территории, куда могут подъехать и купаться все желающие.

Чечня. Должен признаться, что такой красоты как в ночных Аргуне и Грозном, я мало где видел. Мечети в этих городах, одна из которых имеет название «Сердце Чечни», просто поражают своей красотой, величием и духовностью. О Кадырове можно говорить много и разного. Но этот человек вызывает большое уважение, после того, как вы лично посетите Чечню. Политика политикой, но там есть хозяин, влюбленный в свою землю, свою культуру, свою религию и свой народ. Конечно, было бы лучше, если бы он не совал свой нос в чужие дела, но зато, в каком состоянии сейчас Чечня и какой там порядок, во всех смыслах. Снимаю, за это, перед ним шляпу.

Ингушетия, после Чечни, показалась скромной и трудолюбивой. Мне понравилась. Вызвал уважение мемориальный комплекс героям и репрессированным ингушам.

Северная Осетия по роскоши и порядку на улицах напомнила Чечню, но жаль очень коррумпированная, особенно гаишники.

Также, один сказочный день мы провели на горячем термическом источнике-бассейне Аушигера в Кабардино-Балкарии.

В Ростове-на-Дону выяснилось, что в районе Новоазовской таможни идут боевые действия и проезд через нее закрыт. Как мне объяснили в погранслужбе, ближайший рабочий таможенный пункт — Гоптовка, находится между Белгородом и Харьковом. В общем, в Енакиево ехали из Ростова-на-Дону через Воронежскую, Белгородскую, Харьковскую области. Вместо обычных 290 километров от Ростова до Енакиева, через Новоазовск, проехали 1050 километров по объездной. На выезде из Белгорода гаишные мздуны забрали последнюю наличную валюту, не побрезговав даже оставленным на память азербайджанским манатом. Подавитесь. В зону АТО въехали через Изюм, проехали Славянск, Краматорск, Константиновку.

Всего из Грузии, вместо запланированных двух дней и 1200 километров, проехали 3500 километров за неделю. Но какая это была неделя!

В Енакиево въезжали, как и выезжали семнадцать дней назад, под звуки залпов и взрывов.

Очередная экспедиция закончена, а в планах у нас — начало подготовки к новому путешествию: "Монблан 2015 — к истокам мирового альпинизма!".

 В статье использованы фото Вячеслава Демченко, Сергея Бородина, Гердюса Шапока, Владимира Горбачева

Владимир Горбачев. Сентябрь 2014 года. Енакиево

Понравилась статья? Расскажи о ней знакомым


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.