Юбилейный год

1947 год енакиевцы встречали в надежде на то, что 1946 год канет в прошлое как страшный сон.

С  освобождением Енакиево   от фашистов 3 сентября 1943 года, в город хлынул народ из эвакуации, стали возрождаться органы партийной и советской власти, открываться школы разного уровня  и техникумы. Заработали магазины, и  прочие предприятия мирного времени.

Поднимался  металлзавод и родственные производства, оживал цемзавод, на предприятия  возвращались рабочие и ИТР.

Над городом поплыли долгожданные гудки – призывая народ  на работу по сменам. И у каждого гудка свой голос. Ага! Вот загудел доменный, вот мартен, вот грянул коксохим, вот запела аглофабрика…

После великого мая 1945 года пришли с войны солдаты-победители.

А  на восстановление шахт  и на строительство шахт-скороспелок был брошен контингент из мест не столь отдаленных, что обозначило  многие шахты колючей проволокой и вышками охраны.

Население города резко и сильно выросло, а вместе с этим резко и сильно заголосили  разнообразные  вопросы устройства послевоенной жизни.

И тут ко всем навалившимся, взявшим за горло проблемам послевоенного  устройства жизни  добавился страшный  неурожай 1946 года.

В Енакиево как и во всей стране, разразился  голод, а вместе с ним как неизбежное -  воровство, грабежи и разбой, а в шахтных поселках кровавые разборки и даже убийства, что случалось и в самом городе.

Но за дело взялась милиция — это вчерашние солдаты и офицеры прошедшей войны, енакиевские Шараповы и Жегловы, добровольные отряды мирного населения.

И не без стрельбы и жертв  произошла ‘’Ликвидация’’   по-енакиевски.

И вот наступил 1947 год. Среди измученного невзгодами населения   стал витать слух, что скоро будет отменена карточная система на продукты питания.

Неожиданно ожил хлебобулочный магазин-пекарня, который народ  против воли советской власти называл по-прежнему именем бывшего владельца – Еленовский магазин.

Как в довоенной сказке,  очень скромными порциями, рано утром стали продаваться с пылу – с жару знаменитые изделия белого хлеба-батоны, французские булочки, называемые в народе ''франзоли", булочки-плетенки в форме голубка с изюминками на месте глаз, и лакомство для детишек  — бублики с  маком.

Заработал знаменитый до войны  на весь Донбасс и за его  пределы енакиевский мясокомбинат.   Небольшими порциями стала появляться в магазине, именуемом ''гастроном Гительзона ''вкуснейшая колбасная продукция, знаменитые ''Любительская'' и ''Домашняя''  и даже сосиски.

Заработал пивзавод. Появилось бутылочное и бочковое пиво, и как утверждал великий вождь – ‘’жить стало лучше, жить стало веселее'', хотя по качеству  до довоенного пива, а тем более до дореволюционного пива, было как от земли до неба

Возле центрального рынка в определенное  место, уже полное жаждущим людом, доставлялась  бочка  с пивом. Под радостный гул в верхнее дно устанавливался насос и люди пили бокалами до полного опустошения бочки. О том, как вымывались бокалы и как облегчались любители пива, можно промолчать.

И были рекордисты, выпивающие до  15  бокалов.

На улице Тиунова  между тыльными стенами гастронома и  промтоварного магазина  был расчищен и обустроен пустырь и заработал летний кинотеатр, где чуть ли не до первого снега крутили так называемые ‘’трофейные фильмы’’ — ‘’Тарзан’’,  ‘’Великолепная семерка’’, ’’Багдадский вор’,’ ‘’Андалузские ночи’’, ’’ Где моя дочь?’’, ‘’Петер…’’

Какие сюжеты, какие артисты, какая музыка! А главное — другой мир, такой проклятый буржуазный, такой притягательный.

…А в кинотеатре ‘’Красный шахтер’’ (достойное революционное название бывшей еврейской Синагоги после ''Аэроклуба''), был впервые в истории города показан цветной  фильм — немецкий фильм ‘’Девушка моей мечты’’ со знаменитой   Марикой  Рекк, любимицей Гитлера и Сталина. И хотя из этого фильма по-советски, почти под корень были вырезаны многие эротические сцены, но кое-что осталось. Народ  валом валил в кинотеатр, как на  ''Чапаева'', даже приходилось  милиции усмирять нездоровый порыв. И, несмотря на грозную надпись на афише "Дети до 16 лет не допускаются’’, не было пацана, который бы не проник на сеанс этого фильма, который крутили до дыр несколько месяцев.

И еще радостное событие. В городе, сначала на центральном рынке, появились долгожданные белого цвета  тележки с баллонами.   И дяденьки и тетеньки в белых фартуках и  с белыми нарукавниками  заколдовали над ними и протягивали ребенку мороженое, этакий круглый брусочек  радости  меж двумя круглыми вафельками.

Неповторимый вкус послевоенного  енакиевского мороженого.

Так ‘’шел в борьбе и тревоге’’, в надеждах и редких радостях 1947 год.

И тут какому-то не совсем задавленному повседневными заботами человеку, чтящему   историю города, пришла в голову счастливая мысль.

–Товарищи! А  ведь нашему заводу — 50 лет, юбилей!!!

И над главным фасадом клуба металлургов засияла гирлянда из электрических лампочек – ЕНАКИЕВСКОМУ МЕТАЛЛУРГИЧЕСКОМУ ЗАВОДУ — 50 ЛЕТ, т.е. со дня основания 27 ноября 1897 года.

Нашей школе, т.е. СШ № 2, соседке с клубом металлургов, была оказана высокая честь принять участие в торжественном заседании в клубе по юбилейному поводу.

Была организована некая делегация из учеников-отличников разных классов, от десятого  до четвертого, в число  которых был включен и я.

И вот 27 ноября 1947 года в красных галстуках, отдавая честь по-пионерски, под аплодисменты заседавших мы вереницей вошли в зал и нас очень громко приветствовали как смену старшим товарищам в борьбе за коммунизм.

Мы расселись. На сцене зала за длинным столом покрытом красной материей, с водруженным на  нем графином с водой, сидел так называемый почетный президиум из представителей советской власти, партийных и комсомольских комитетов разных уровней, начальства ЕМЗ и передовиков производства.

В центре  президиума высилась незабываемая могучая фигура знаменитого шахтера — орденоносца Никиты Изотова. Мы его знали, поскольку он бывал у нас в школе и рассказывал о своем действительно славном пути.

Вся грудь его была увешена наградами — несколько орденов Ленина, Трудового Красного знамени и прочие — больше, чем у всех заседавших вместе взятых.

За спиной президиума висел большой  портрет великого Сталина в мундире генералиссимуса, а на тумбочке рядом с трибуной — гипсовый бюст великого Ленина.

После страстных речей о великих победах под руководством гениального Сталина, об успехах передовиков и задачах на будущее, выступил Никита Изотов  со спокойным рассказом о работе возглавляемого им треста Орджоникидзеуголь, о передовых методах труда и организации производства.

О самой юбилейной  дате  было сказано всего пара слов, так как одни никакого понятия не имели об истории завода, о его  основателе Федоре Енакиеве, а другие помалкивали, что  после 1925 года новая власть уничтожила  могилу  основателя завода и города и церковь в честь его. И на этом месте была возведена городская душегубка — аглофабрика.

Равно как были разорены и изуродованы величественная синагога и грандиозный архитектурный шедевр – католический костел. И стерт с лица земли сказочно красивый, несравненный, поражающий своим величием православный Николаевский храм.

Никакого воображения не хватит, чтобы представить себе великолепное, богатое внутренне убранство храма, присвоенное новой властью, взявшейся строить ''новый мир''.

О судьбе служителей храма  не трудно догадаться.

Вот  так ради народного счастья и  мировой революции во-истину рушили до основания «старый мир».

Но и сами ''революционеры'' канули, поскольку Сталин до трех раз пропалывал одну и ту же кровавую ниву.

В завершение торжества  мы, школьники, прочитали  несколько революционных стихов, спели  несколько пионерских песен и прокричали речевку ‘’Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!’’

На этом юбилей был завершен.

Но судьба распорядилась побывать мне еще раз в клубе металлургов.

В январе1951 года я восьмиклассник в группе от СШ№2  входил в клуб с траурной повязкой на рукаве.

От предчувствия события, которое мне предстояло пережить, у меня по спине гулял холодок, а от картины, которая мне открылась, у меня застучали зубы и навернулись слезы.

В середине помещения  стоял постамент, на нем увитый красным кумачом — гроб, а в нем, как казалось живой, со здоровым лицом, лежал могучего роста человек  в черном костюме, с закрытыми глазами, и свернутыми в кулаки  ладонями шахтера на груди. Это был Никита Изотов, гордость и легенда Донбасса и страны, ему было 49 лет.

В реальность происходящего невозможно было поверить.

Со всего Донбасса стекался народ к енакиевскому клубу металлургов, в основном побратимы-шахтеры, и люди плакали еще до входа в клуб, а в помещении клуба слышались рыдания.

Народ не скрывал своего горя.

Я прожил немало лет и с детских лет навидался и хлебнул всякого, но с тех пор я не видел такого количества рыдающих бывалых мужиков-работяг.

Вот так на кадрах кинохроники минувшей войны есть сцены как возле танка после страшного боя, в обгоревшей форме и с закопченными гарью лицами — рыдают танкисты над мертвым телом своего командира.

Еще какие-то мгновения назад его танк был впереди отряда, ввел их в атаку на врага и они слышали его возглас  ‘’ДЕЛАЙ КАК Я!’’. Вот так Никита в ранге директора комбината одевал шахтерскую робу, опускался в забой отстающего участка шахты и с призывом ’’ДЕЛАЙ КАК Я!’’ выводил участок в передовики.

Но  дело было после военной разрухи и на все отстающие участки у могучего орловского мужика не хватило здоровья.

А 1947й год  шел к своему завершению, как вдруг утром 19 декабря Юрий Левитан возвестил по радио советскому народу, что Партия и Правительство объявили денежную реформу и отмену карточной системы на продукты  питания.

И мы, пацаны, бежали в школу с криком ’’Сталин отменил карточки!’’.

Была закрыта  горькая страница прошедшей войны, когда продовольственные  карточки были спасением и проклятьем для человека.

А 21 декабря, в день рождения отца народов , как по волшебному мановению магазины наполнились товарами и продуктами всех видов и в изобилии, вплоть до черной икры и осетрины.

Такого больше не было ни до ни после.

Одна неприятность заключалась в том, что у громадного большинства народа не было денег на приобретение деликатесов.

Заканчивая историю юбилейного года, хочется вернуться к событию как будто незначительному, не запечатленному в памяти историков жизни города

Летом 1947 года появилась первая асфальтированная мостовая  в нашем городе — участок нашей  главной Тиунова — от Привокзакльной до проспекта Металлургов.

И сразу улица Тиунова на многие годы превратилась в наш енакиевский Бродвей.

Еще засветло вечером и даже после полуночи молодые люди, девушки и юноши — от старшеклассников и выше — заполняли улицу и буквально толпой, не спеша дефилировали по асфальту из конца в конец, туда и обратно, с разговорами, шутками, смехом и пением.

Это называлось ‘’выйти в город’’ и по этому поводу народ прихорашивался, одевалась лучшая по возможности одежда, а для девушек это был и показ новинок и моды.

Мы, одноклассники, тоже участвовали в этих прогулках и даже вспоминаются благодарные строки моих очень далеких опытов

                        А кажется, что мы под вечер снова

                        Собрались на родимой Тиунова,

                        И забываем время мы с тобой,

                        Пока ночной гудок не даст отбой,

                        И над заводом сполохи красивы,

                        И все-то впереди и все на свете живы…

Как-то само собой, до удивления, установилось порядочное поведение разношерстной публики наших прогулок — не было даже подвыпивших, не было разборок и сквернословия, а любителей грызть семечки отправляли куда подальше.

Здесь знакомились, дружили, влюблялись и женились и уже молодожены все равно приходили на прогулки на свою улицу. Дорогое, незабываемое далекое-близкое.

А в 1948 году  у нас в городе в здании бывшей синагоги (ну опять синагога эта) после долгих скитаний обосновался драмтеатр с громким названием – Енакиевский областной Драматический театр им А. С. Пушкина и произошла настоящая культурная революция.

В этом же году город был оглушен действительно потрясающим событием. Наш живой земляк Владимир Попов — действующий замначальника мартеновского цеха — получил Сталинскую премию за роман ''Сталь и шлак''. Вот так вдруг.

А в 1951 году группа инженеров во главе с директором ЕМЗ  Гончаренко Н.И. получила Сталинскую премию Первой степени  за успешное в короткие сроки освоение и выпуск рельсовой марки стали. Да вдобавок Николаю Гончаренко был подарен правительством шикарный семиместный ''ЗИМ''.

А вскоре город был украшен величественным многозальным кинотеатром ''Украина''.

Но все это было потом.

А пока, в юбилейном  1947 году,  город Енакиево  жил тяжелой трудовой жизнью   полной  надежд.

                      Е.Черняховский Кармиэль Израиль, август 2015 год

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Вот такая  величественная была еврейская  синагога

Католический костел

Стертый с  лица земли православный  Николаевский храм

На ретро-фото католический храм во всем великолепии и первозданности. Переднее величественное архитектурное сооружение большевики снесли. Действительно, а зачем такие излишества для спортивного клуба, в который был преобразован костел.

Слева — Николаевский православный храм стертый большевиками, заодно с могилой основателя города Енакиева и церковью в память его.

Вместо них и за счет их была построена аглофабрика, которая почти 80 лет коптила и отравляла население Енакиева.

И вот усилиями Януковича и Ахметова засияла новая счастливая заря.

Из официальных источников торжественное радостное сообщение (читать с пафосом)

''Контракт с Siemens VAI стал заключительным этапом подготовки к строительству новой аглофабрики на ЕМЗ. На начальной стадии проект оценивался в 250 млн долларов. В ходе его подготовки Метинвест принял решение направить еще 110 млн долларов на установку современной и надежной газоочистной системы.

С начала реализации проекта на ЕМЗ Метинвест уже инвестировал в него около 18,6 млн долларов. Следующие стадии проекта предусматривают получение заключения государственной экологической экспертизы и разрешения на строительство. Начало строительных работ запланировано на второй квартал 2014 года, ввод  аглофабрики в эксплуатацию – в конце 2016 года. Новая аглофабрика позволит ЕМЗ в два раза увеличить производство агломерата.

При этом выбросы загрязняющих веществ агломерационного производства снизятся в 10 раз, а завода в целом – в 7 раз.''

ИРОНИЯ СУДЬБЫ — по-существу, почти через век после изгнания из Енакиева европейских инженеров-металлургов высшего разряда, нынешние владельцы завода за громадные средства попросила их потомков из города Линц соорудить необходимый объект и научить работать.

До нас дошли скупые воспоминания  очевидцев о Федоре Енакиеве: коренастого телосложения, высок, усы с проседью; надменен и высокомерен, и в то же время необычайно добр и отзывчив. Противоречивые черты характера сочетались в этом человеке – человеке недюжинного ума и редких возможностей.

«Это была одна из тех фигур, которая привлекала к себе всеобщее внимание, о которой думали, говорили и писали, как о таком, каких у нас мало. Богато одаренная личность, живая и талантливая натура, не знавшая отдыха и покоя, он вечно носился с проектами широкого размаха, изобретая свои и осуществляя чужие», – так о нем писал в некрологе журнал «Горнозаводское дело» в № 10 за 1915 год.

В статье использованы фото из интернета, предоставленные автором статьи — Ефимом Семеновичем Черняховским.

Понравилась статья? Расскажи о ней знакомым


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.